Iriston.com
www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Написать Админу Писать админу
 
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.


Перечень дружественных сайтов и сайтов, схожих по тематике.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Статьи Словари
Здравствуйте, Гость
Регистрация | Вход
Опубл. 30.03.2022 | прочитано 453 раз |  Комментарии (120)     Автор: Tabol Вернуться на начальную страницу Tabol
К вопросу о заселении Фиагдонской котловины, по данным фамильных и народных преданий

С конца XIX века в официальных документах и справочниках царской администрации за ущельем реки Фиагдон закрепилось наименование "Куртатинское ущелье". Наименование это было принято по названию одного из осетинских обществ, деливших между собой ущелье реки Фиагдон. К началу российско - осетинских взаимоотношений сферы влияния в ущелье были поделены между двумя соперничавшими друг с другом гражданскими общинами: Куртатинской и Цымытинской. В документах царской администрации они именуются Осетино-Куртатинским обществом и обществом Осетино-Цымытинским [1]. Соперничество осетинских общин велось за контроль над караванными и перевальными тропами, земельными угодьями, природными ресурсами, и в целом за гегемонию в регионе. Противостояние было весьма длительным, то нисходящее до тлеющего перманентного состояния, то переходя в острую фазу, подогреваемую не столько экономическими интересами, сколько вопросами кровомщения. Если в период позднего средневековья более сильная Цымытинская община могла навязывать свои условия куртатинцам, то ко времени распространения влияния князей Малой Кабарды на население Куртатинской общины, особенно на уазданские фамилии, ее влияние пошло на спад. Взамен на ежегодную подать кабардинским князьям, куртатинская община получила их военное покровительство. Во второй половине XVIII века, царская администрация застала общины Фиагдонской котловины в состоянии относительной стабильности [2]. Куртатинская элита под влиянием Кабарды находилась на завершающем этапе исламизации и активно соотносилась по торговым и наемническим делам, как с кабардинцами, так и с русскими по военной линии, а так же через посредничество тагаурцев с картлийскими и кахетинскими владетелями. Консервативные цымытинцы пребывали в некоторой изоляции, находясь в состоянии кровной вражды с кабардинцами, практически не поддерживали отношения с русской администрацией, неуклонно приближающейся к их землям, не охотно откликались на призывы грузинских царей [3]. Распространение влияния царской администрации не привело к снятию напряженности между общинами. Общины конкурировали за внимание "новой власти" и боролись за признание их притязаний на гегемонию в ущелье [4]. Куртатинская элита первой вошла в сношение с русской администрацией и как результат первой застолбила за собой звание привилегированного сословия, однако чуть позднее в документах администрации были внесены корректирующие изменения, признающие те же права и свободы и за элитой цымытинцев [5]. Споры и претензии общин отражены в разного рода документах обращениях и прошениях поступивших в Комитет созданный для разбора личных и поземельных прав туземцев военно-осетинского округа. В своих прошениях куртатинцы именуют место своего проживания - ущельем Куртатинским, в то же время цымытинцы говорят что "жительствуют в своем Цымытинском ущелье" [6]. Это же деление ущелья по "сферам влияния" общин прослеживается и в географическом трактате Вахушта Багратиони, где грузинский ученый, обобщая собранные данные, располагает Цымыти и Куртат вообще в разных ущельях [7]. Впрочем, этот казус легко укладывается в осетинскую лексическую традицию, где под наименованиями "Курттаты ком" и "Цымытийы комбæстæ"- может пониматься как собственно "гражданская Община", так и как "ущелье" в узком смысле.  

По всей видимости, именно эта двусмысленность в переводах с осетинского на русский и послужила основой для закрепления за ущельем реки Фиагдон названия "Куртатинское ущелье".  

Конкуренция общин продолжалась и в конце XIX- начале XX веков, когда в относительно небольшом по размерам ущелье были образованы два церковных прихода: Далагкауский (объединяющий села куртатинской общины) и Хидикусский (включавший села общины Цымыти). Даже с приходом в Осетию Советской власти в 1924 году, были образованы два отдельных Сельских правления с теми же названиями. 

Под свои экономические и политические притязания элиты каждой из сторон подводили идеологический базис, претендуя на "изначальность", и "право первопоселенца" родоначальника их общины. Эти доводы сводились к фактам, приведенным в устных народных преданиях кадагах, повествующих об основании общин и отдельных селений. К разбору данного материала и установлению примерных дат основания общин Фиагдонской котловины мы и намерены посвятить это исследование.  

 

Исследователи и историки в разные периоды брались за датировку периодов освоения предками современного населения Фиагдонской котловины. Наиболее старыми селениями обозначаются Дзывгис, Лац, и Æхсины бадæн близ аула Бугултыкау. Нужно отметить, что фундаментальных археологических исследований выше названных селений не проводилось. Археологические разведки показали наличие артефактов бронзового века принадлежащих кобанской культуре в селении Лац. Кладбище в каменных ящиках ранне аланского времени на окраине села говорит о его функционировании и эпоху раннего средневековья. Современные насельники Лаца являются поздними (XVII-XVIII век) переселенцами из Алагирского общества [8]. По всей видимости, прежнее население селения Лац исчезло в следствии разгула эпидемии холеры или чумы. Склеповый могильник селения, представленный склепами наземного и полуподземного типа, перестал эксплуатироваться в XVII веке. Весьма затруднительна фамильная идентификация склепов. Сохранилось мнение что население похороненное в склепах погибло в следствии эпидемии. По мнению совр. жителей Лаца при посещении склеповых сооружений, существует угроза инфицирования чумой. Косвенным подтверждением следов эпидемии может служить до недавнего времени сохранившиеся костяки в нестандартных позах и положениях. Согласно преданий, зараженные члены общества уходили чтоб не заразить остальных членов семьи на кладбище, и там в ожидании смерти, от холода и ненастья - ютились в нефункционирующих к тому времени родовых усыпальницах.  

Пещерный комплекс с оборонительными укреплениями селения Дзывгис археологи датируют XI веком, хотя находки на поселении Черепков от сосудов аланской красной лощенной керамики характерной для VII-IX веков говорят о более раннем времени его заселении. Укрепления Хилака датируют V-VII веком нашей эры, однако сколько-нибудь явных артефактов подтверждающих данную датировку в науке нет.  

Устные народные предания, дошедшие до наших дней сохранили сведения о заселении ущелья. Наиболее ценными и информативными из них являются предания о Цымыти и предания о Хакуна. Они помогут с помощью сравнительного анализа прийти к временной привязке исторических событий обозначенных в преданиях.  

Не приводя в полном объеме тексты преданий, постараемся тезисно обозначить ключевые моменты. 

Начнем с предания о Цымытинской общине. 

Основателем общины является Военачальник ОсБагатара по имени Цымыти. Вотчиной Цымыти называют Уаллагком. К моменту прихода Цымыти в ущелье Фиагдона, ущелье было малонаселенным. В Дзывгисе обитали "бурдуртæ", по видимому, позднеаланское население, пережившее монгольское вторжение. В Хилакских укреплениях указан владетель по имени Дзангубек. С согласия Дзангубека Цымыти обосновался на месте современного поселения [9].  

Теперь к интерпретации указанных фактов: последний из исторических Багатаров жил в конце 13-начале 14 веков. Именно он в 1292 году во главе аланских дружин, используя противоречия монгольских кланов Золотоордынских Джучидов и Иранских Ильханов, предпринял попытку возвращения равнинных земель путем захвата Горийской крепости и ее окрестностей. После тридцати с лишним лет аланы были вытеснены войсками Ильханов к себе в горы, а сам Багатар погиб [10]. Косвенным подтверждением этих событий может служить версия предания о Цымыти зафиксированная у Каргиевой Ц.Г., где она указывает, что Цымыти пришел из Грузии [11]. В этом нюансе можно увидеть процесс возвращения алан отступивших из Горийской крепости.  

Имя Дзангубека которого предание рисует владетелем всего ущелья носит явный тюрко-монгольский характер. Уместно допустить, что под этим именем скрывается один из монгольских наместников охранявший перевальные дороги в покоренной части горной Алании. Не даром его ставку связывают с фортификационным укреплением Ахсины бадан (Бугултыкау), запирающем и контролирующем перевальные пути в Закавказье. С этим же именем можно связать и другое предание: - предание о том как супруга начальника гарнизона охранявшего эту крепость, влюбившись в предводителя войска осаждавшего эту крепость, указала ему на уязвимое место в крепости [12]. После того как защитники крепости были истреблены - Ахсин вышла замуж за предводителя нападавших. Нет никаких разночтений в интерпретации описанных событий. И не смотря на то, что напавшее войско именуют франками, их предводитель зовется титулом Хан. Не правда ли странный титул для европейцев (франгов) - которых некоторые исследователи склонны видеть в нападавших. Не менее неестественным и безусловно заимствованным этот титул является для иранского языка алан-осетин. История не знает фактов вторжения каких либо "европейцев" в приделы Алании, по этому скорее под франками следовало бы видеть иносказательное "фыранки" - "барсы", как эпитет бесстрашных и храбрых воинов. Кстати, для монголов леопард так же являлся символом храбрости. Его шкурами любили украшать коней и использовать в качестве плащей монгольские знатные войны. То же можно сказать и о титуле наместника. Конечно же "ханом" он быть не мог, но одним из вельмож - "Беком" вполне. И так мы имеем начальника монгольского гарнизона по имени Дзангу-Бек, контролирующего ущелье реки Фиагдон (с остатками разгромленного и покоренного населения – «бурдурта») и перевалы в Закавказье, сделавшим своей ставкой старую аланскую крепость. Вполне по монгольски.  

Теперь к "бурдуртам"- населению Дзывгиса [13]. 

В предании приведенном в прошении фамилии Гутновых, впрочем как и иных фамилий Дзывгиса оспаривающих свое "фарсагское" положение приписанное им куртатинцами, в Комитет созданный для разбора личных и поземельных прав туземцев военно-осетинского округа указывается что предки этих фамилий жили на этих местах владея родовыми землями задолго до того как предок куртатинцев поселился в этом ущелье. Таким образом, в коренном населении Дзывгиса мы склонны видеть остатки раннеаланского, домонгольского населения, реликтом сохранившихся в этом маленьком селении. 

Перейдем к анализу преданий о куртатинцах. В соответствии с преданиями, общим предком всех куртатинцев и тагиат является внук Сидамона по имени Хакуна, поселившийся на отроге скалы, в месте, носящем и по настоящее время его имя. Его единственный сын - Ханджери был похищен кабардинцами. Вернувшись из плена свободным и возмужавшим, Ханджери дал жизнь двум сыновьям: Курта и Тага. Курта стал этнархом общины Куртатинской, а Тага стал родоначальником привилегированных фамилий соседнего Тагаурского общества [14]. 

О чем нам могут поведать приведенные данные? Сидамон является внуком Ос Багатара (по иной версии его сыном). Вотчиной потомков Сидамона является часть Алагирского ущелья. Потомкам Сидамона принадлежали Архон, Луар, Унал, Ход, Цус, Ксурт и Дейкау. Стало быть Хакуна прибыл в ущелье Фиагдона из соседнего ущелья реки Ардон.  

Таким образом, родоначальника всех куртатинцев Курта от его далекого предка Ос-Багатара отделяет 5-6 поколений, то есть при исчислении принятом в генеалогии получается порядка 165-198 лет, что приходится на первую половину XVI века.  

К этому же времени относится и появление кабардинцев на предкавказской равнине и образование Большой и Малой Кабарды. В 1505 году после захвата турками Крымского полуострова, кабардинский народ покинул пределы крымского ханства и продвинулся в предгорья Кавказа на опустевшие от ногаев земли. В 1518 году их фиксируют уже в Пятигорье как Пятигорских черкесов. В середине XVI века русский царь Иван Грозный становится зятем одного из кабардинских князей. Поставляя своему тестю воинские контингенты русский Царь оказывает ему неоценимую помощь в узурпации власти в Кабарде, и предпринимает военные походы к соседним народам, в том числе в "Тацкие земли" (Осетия) [15]. С этого времени начинается трехсотлетняя кабардино-осетинская война, входе которой осетины под давлением кабардинцев окончательно оставляют плоскость, а западные общества Осетии попадают под влияние Князей Большой Кабарды. Только после этих событий становится возможным описаный в предании случай похищения кабардинцами молодого Ханджери. 

Подводя итоги можно сделать следующие выводы: 

Наиболее ранним населением Фиагдонской котловины являются потомки "бурдуртов" населявших Дзывгис. 

Периодом основания Цымытинского общества можно считать начало XIV века. 

Дед родоначальника Куртатинской общины - Хакуна поселился в ущелье не ранее первой половины XVI века. 

 

Более точные выводы и датировку может дать набирающая обороты популярная генетика, Позволяющая с небольшой погрешностью рассчитать временное расстояние родственных фамилий - рвадалов до общего предка.  

 

Ссылки 

[1] Марзоев И.Т. Привилегированные сословия на Кавказе в XVIII-начале XX веков. Владикавказ: Издательская мастерская "Перо и Кисть", 2014, Стр. 135-138. 

[2] Рапорт ротмистра А.Батырева коменданту Кизляра полковнику Ф.И. Паркеру "О результатах его экспедиции в Осетию". От 2 декабря 1771г.// Русско-осетинские отношения в XVIII веке: Сборник документов: В 2-х т. [сост. проф. М.М. Блиев].Том 2: 1764-1784гг. Орджоникидзе, Ир, 1984. Стр.249. 

[3] Там же. Стр.250. 

[4] Бзаров Р.С. Три осетинских общества в середине XIX века. Орджоникидзе, Ир, 1988. Стр.33. 

[5] Там же Стр.39. 

[6] Прошение узденей Осетино-Цымытинского общества от 18 августа 1859г. ЦГА РСО-А. Ф.291. Оп.1. Д.2. Л.98. 

[7] Багратиони В. География Грузии. Описание Осетии, Дурдзукии, Дидоэтии, Тушетии, Алании и Джикетии // Джанашвили М. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России. Описание Осетии, Дзурдзукии, Дидоэтии, Тушетии, Алании и Джикетии. О Царях Хазаретии //Сборник материалов для описания местностей и племён Кавказа. Вып. 22. Тифлис 1897. // Репринтное издание "Евразия". Стр. 66-67. 

[8] Фамильные предания Тебиевых ист.: Куртатинское ущелье и куртатинцы / сост.: Гуриев Т.А., Марзаганов М.У., Кцоев А.Х., Кантемиров А.П., Цгоев Х.В. Владикавказ: Алания, 2007. Стр.263; Фамильные предания Дулаевых ист.: Куртатинское ущелье и куртатинцы. Т.2/ сост.: Кантемиров А.П. Владикавказ: Алания, 2011. Стр.246; Фамильные предания Хадиковых ист.: Куртатинское ущелье и куртатинцы. Т.2/ сост.: Кантемиров А.П. Владикавказ: Алания, 2011. Стр.397. 

[9] Цагараев С. // Кайтов К. Куырттатæ / Рæстдзинад от 16 июня 1989 г. 

[10] Блиев М.М., Бзаров Р.С. История Осетии с древнейших времён до конца XIXв.: Владикавказ: Ир, 2000. Стр.111. 

[11] Каргиева Ц. Раджы заманы Куырттаты комы... // Ирон адæмон сфæлдыстад. Т.1, Владикавказ: Ир, 2007. Стр.603-604 

[12] Клапорт Ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807-1808 гг. Глава 42. // Калоев Б.А. Осетины глазами русских и иностранных путешественников (Xlll-XlXв.) Орджоникидзе, СОНИИ, 1967, Стр.138. 

[13] Пфаф В.Б. Материалы для истории осетин. ССКГ. вып. V. Тифлис, 1871, Стр.79. 

[14] Дзодзиков И. // Кайтов К. Куырттатæ / Рæстдзинад от 16 июня 1989 г. 

[15] Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т.1. Москва, 1957, Стр.11. 

 

 

Цагараев М.А. К вопросу о заселении Фиагдонской котловины, по данным фамильных и народных преданий. Генеалогия народов Кавказа. Традиции и современность. Выпуск X: сборник статей. – Владикавказ: СОИГСИ ВНЦ РАН, 2018. – 268 с. 



<==    Комментарии (120)      Версия для печати
Реклама:

Ossetoans.com OsGenocid ALANNEWS jaszokegyesulete.hu mahdug.ru iudzinad.ru

Архив публикаций
  Мая 2022
» Кавказцы глазами русских: говорят архивные документы...
  Марта 2022
» К вопросу о заселении Фиагдонской котловины, по данным фамильных и народных преданий
» О новых именах в истории царственного дома средневековой Алании
  Февраля 2022
» К ВОПРОСУ ОБ УДЕЛЬНЫХ ВЛАДЕТЕЛЯХ УАЛЛАГКОМА ПО ФАМИЛЬНЫМ, НАРОДНЫМ ПРЕДАНИЯМ И АРХИВНЫМ МАТЕРИАЛАМ
  Декабря 2021
» Осетинская религия; религия осетин (Ирон дин)
  Мая 2021
» Иверская (Моздокская) икона Божией Матери
  Мая 2020
» Соотношение понятий Æгъдау, религия (дин), вера во внутриосетинской дискуссии
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?