Iriston.com
www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Написать Админу Писать админу
 
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.


Перечень дружественных сайтов и сайтов, схожих по тематике.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Статьи Словари
Здравствуйте, Гость
Регистрация | Вход
Опубл. 15.02.2009 | прочитано 8997 раз |  Комментарии (1)     Автор: Tabol Вернуться на начальную страницу Tabol
ДНЕВНИК ШТЕДЕРА. ВВЕДЕНИЕ

Профессор Г. Кокиев. 

1940 г. 

 

Даты рождения и смерти путешественника Штедера не выяснены. Но известно, что он жил и писал об осетинах, чеченцах и ингушах во 2 ой половине XVIII века. Биография Штедера совершенно не изучена. Те отрывочные сведения, которые известны о нем, сводятся к тому, что он состоял на русской военной службе на Кавказской военной линии и занимал должность дивизионного квартирмейстера. 

Во 2-й половине XVIII века, в связи с усилившейся агрессией Оттоманской Порты в западной Грузии, имеретинский царь Соломон участил свои обращения к Екатерине II об оказании ему помощи в борьбе с турецкими захватчиками и о принятии Имеретии в подданство России. Дипломатические переговоры между Россией и Грузией закончились заключением в 1783 г. Георгиевского трактата, в силу которого Грузия признала над собою протекторат России. 

Заключению Георгиевского трактата предшествовал известный период времени, в продолжение которого Россия выясняла некоторые, весьма существенные, для прочного закрепления за собой Грузии и дальнейшей колониальной экспансии на Кавказе, моменты, среди которых не последнее место занимал вопрос о путях сообщения с Грузией. 

Для составления военно-географической карты Центрального Кавказа и определения наиболее удобной и кратчайшей трассы предполагавшейся военно-стратегической дороги с Северного Кавказа в Грузию, для различного рода минералогических изысканий, наконец, для изучения и склонения горцев Центрального Кавказа на сторону России, по поручению высшего командования Кавказской военной линии, в 1781 году Штедер был отправлен в горные районы Центрального Кавказа. 

Трудно сказать, сколько времени пробыл Штедер в Осетии, но несомненно, что пребывание его в Осетии было длительным. За длительное пребывание Штедера в Осетии говорит его обширный маршрут, детальное и всестороннее изучение осетин нагорной полосы и, наконец, сохранившееся известие о том, что он после тщательной рекогносцировки местности от Кавказской военной линии до Имеретии, в 1783 году проехал через Осетию в Рачу. 

Таким образом, время пребывания Штедера в Осетии может быть приурочено к 1781—1783 г.г. Не представляется, однако, возможным ответить на вопрос о том, периодически или безвыездно находился Штедер в Осетии в указанный промежуток времени. 

В результате своего путешествия по Центральному Кавказу Штедер составил дневник, который впервые был опубликован на немецком языке под заглавием: „Tagebuch einer Reise die im Iahr 1781 von der Granzfestung Mozdok nach dem Innern Caucasus unternommen worden". Pallas—„Neue nordische Beitrдge" Band VII st. Petersb.—Leipzig, 1797. («Дневник одного путешествия из пограничной крепости Моздок в центр Кавказа в 1781 году»). 

. . .  

Штедер свой дневник начинает с географического описания Осетии по пройденному им маршруту. Довольно подробно, как увидит читатель из публикуемого текста дневника, Штедер останавливается на описании рек, особенностей местности, географических ориентиров, осетинских поселений, а попутно отмечает стратегическое значение тех или иных точек. 

По пути на Казбек, Штедер побывал в осетинских селах Ларсе и Чми, которые, по словам путешественника, принадлежали некоемy Ахмату, фамилия которого в дневнике не называется. Несомненно, однако, что в данном случае речь идет об Ахмате Дударове, который действительно в тот период владел не только названными двумя аулами, но и всей Военно-Грузинской дорогой от Заура до Казбека. Тщательно охраняя ущелье на своем участке и взимая довольно высокие по тому времени дорожные пошлины, нередко же просто отнимая добро проезжавших силой, Ахмат Дударов сумел сколотить значительное состояние, которое дало ему силу и власть над своими сородичами. Пользуясь выгодным в стратегическом отношении положением своего участка по ущелью, Ахмат Дударов «делал многие продерзости на россиян, проезжающих в Грузию из Моздока и обратно» (Бутков, т. II, 524) По его же инициативе в 1772 году тагаурцами был захвачен в плен акад. Гюльденштедт, для освобождения которого с Кавказской линии пришлось отправить значительный воинский отряд под командой майора Криднера. 

Однако, Гюльденштедт был освобожден только после уплаты за него Дударову 30 рублей серебром. 

В мае 1802 году Ахмат Дударов, собрав значительный отряд, состоявший из осетин, ингушей, чеченцев и лезгин, запер Дариальское ущелье на своем участке. Оказавшийся в окружении горцев, ларский гарнизон вынужден был уйти во Владикавказскую крепость. 

Для наказания Ахмата Дударова и освобождения Дариальского пути, в июне 1802 г. по распоряжению генерала Кнорринга, под командой инспекторского ад'ютанта Буткова были отправлены рота гренадеров и две сотни казаков, «которые обступили три каменные замки ахметовы, в деревне Чми находящиеся, в коих он благовременно приготовился к обороне, встречены ружейными выстрелами, разорили и сожгли все, вокруг оных находившееся, в том числе и единственную в тагаурах построенную им мечеть» (Бутков, т. II, 525). 

На другой день Ахмат Дударов вынужден был просить пощады и вернуть русским все ограбленное у них в Дариальском ущельи 

Большое стратегическое значение древних Дариальских ворот и ларского участка не могло ускользнуть от наблюдательного и опытного глаза Штедера, который занес в свой дневник, что «незначительно укрепив это место и имея здесь небольшой гарнизон и артиллерию, можно сделать ущелье непреодолимым». 

Повидимому, приведенный отзыв Штедера о важнейшем военно-стратегическюм значении Дариальских ворот и ларского участка был учтен командованием Кавказской военной линии. Царизм приложили все усилия к тому, чтобы завладеть указанными пунктами, имевшими громадное значение для установления непосредственной и безопасной связи с Грузией, которая в 1801 г. уже была присоединена к России, и усиления своего влияния на Северном Кавказе. 

В 1804 году потомок тагаурского феодала Ахмата Дударова, Магомет Дударов, ларский участок уступил через генерала Цицианова, царской России, которая не замедлила построить на нем военные укрепления с сильными гарнизонами. 

За уступленный ларский участок Магомет Дударов был награжден царской Россией земельным участком около Владикавказа, чином капитана и пожизненной пенсией в размере 350 р. в год. 

. . .  

Значительно больше внимания им уделено описанию района, прилегающего к осетинской реке Урсдон или Белой, где Штедер побывал в двух полуплоскостных осетинских селах, которые путешественником называются Кубати. 

Отмеченные Штедером осетинские селения, известные в исторических источниках под именем их владетелей, принадлежали древнему дигорскому феодальному роду Кубатиевых. 

Из диргорских баделят рода Кубатиевых Штедер упоминает о Кельмене, Кургоке и Мисосте, которые владели аулами Кубати и считали себя князьями. 

Из перечисленных дигорских баделят рода Кубатиевых по русским источникам известен лишь Курман Кубатиев, принявший по одним сведениям (Бутков, т II, 259) в 1786 году, а по другим (Буткав, т. II, 262)—в 1787 г. в Херсоне христианство и названный Александром. По обычаю церкви, крестной матерью Курману была Екатерина II, наградившая своего крестника чином секунд-майора (Бутков, т II, 259). 

Из Кубатиевских владений на реке Белой Штедер поехал вдоль Кавказских гор на запад и прибыл в селение Дур-Дур, расположенное на берегу реки, известной под тем же названием. Селение Дур-Дур принадлежало другому дигорскому феодальному роду Тугановых, из представителей которого в дневнике Штедера упоминается об Айтеге, в свое время также принявшем христианство и служившем на русской военной службе в чине капитана. 

. . .  

После детального и повсеместного географического обследования территории осетин, тогда еще живших исключительно в нагорной полосе Центрального Кавказа, Штедер пришел к выводу, что «как вообще Кавказ заслуживаем внимания, так в особенности и Осетия для нас имеет значение, так как она близка нам и важна для сношения с грузинами». Большое стратегическое значение горной Осетии, по территории которой можно было проложить кратчайшие пути сообщения с Грузией и Анатолией, разумеется, было учтено царизмом, наметившим Центральный Кавказ, в частности и территорию Осетии, об'ектом вооруженного захвата. 

Было бы, однако, неправильно думать, что повышенный интерес царизма к захвату Центрального Кавказа и в частности Осетии, был обусловлен только стратегическими соображениями. В деле захвата Центрального Кавказа и Осетии большую роль играли не только и, быть может, не столько стратегические соображения, сколько экономические богатства страны, которые были уже известны правящим кругам царской России еще с 60-х годов XVIII века и о которых Штедер упоминает в своем дневнике. «Осетия,—пишет Штедер,—богата минералами и хорошими металлами и сулит большие доходы». «Минерал, — продолжает он,—содержит как будто бы, кроме мышьяка, свинца и серы, также достаточно серебра, обещает хороший доход и лежит на поверхности». 

Таким образом, в основе колониального захвата Центрального Кавказа и Осетии царизмом лежали экономические и стратегические мотивы, при чем со 2-ой половины XVIII века, в связи с обнаружением горнорудных богатств Осетии, экономические мотивы стали доминировать над стратегическими. 

 

* * * 

Значение дневника Штедера для истории осетинского народа далеко не исчерпывается тем, что он дает довольно подробное географическое описание тогдашней торритории Осетии и осетинских поселений. Дневник Штедера представляет большой интерес для истории Осетии еще в этнографическом и в особенности социально-экономическом отношениях. 

По этнографии осетин XVIII века мы не располагаем почти никакими данными, если не считать сведений, дошедших до нас в донесении протопопа И. Болгарского астраханскому и ставропольскому епископу Антонию от 18 июля 1780 года (см. Г. Кокиев—Материалы по истории Осетии XVIII в., стр. 167, № 65) и в работе акад. И. Гюльденштедта (Reise durch Russland und im Kaukasischen Gebьrere indem yahren 1768—1773). Но эти сведения являются чрезвычайно отрывочными. 

Напротив, этнографические наблюдения Штедера об осетинах отличаются не только своей обстоятельностью, но еще и тем, что они отмечают совершенно новые черты осетинского быта. 

Прежде чем перейти к краткому обзору отмеченных Штедером новых черт сложного осетинского быта того времени, небезынтересно привести его отзыв об осетинах. 

Вопреки своим современникам и в особенности многим великодержавным авторам XIX века, считавшим осетин и вообще горцев «разбойниками», «мошенниками» и «дикарями», — Штедер, на основании личных наблюдений, об осетинах отзывается, что «в их характере можно отметить черты хороших от природы людей, которые только благодаря привычкам и предрассудкам получили ложное направление». Штедер наделяет осетина редкими качествами храбрости и мужества. Он говорит, что осетины «стойки и, при наличии защищенного места, упорны; если же они окружены, то дерутся, как отчаянные». 

Осетин ревниво оберегает свою честь и человеческое достоинство и «он не знает границ своей отваге, если считает себя или свою честь оскорбленными». В подтверждение сказанного о ревнивом отношении осетина к своей чести и достоинству Штедер приводит весьма редкий факт убийства родного отца сыном на почве оскорбления его личности. Случай этот присутствовавшими осетинами и даже остальными сыновьями убитого, на глазах которых разыгралась кровавая драма, был воспринят как нечто должное и законное явление. «Я потребовал,—пишет Штедер,—у старшины, которому я хвалил преимущества нашего закона, наказания этого убийцы. Он рассмеялся, увидев мой гнев «Что вы потом будете делать?» — задал он мне вопрос. «Еще строже его наказать» — был ответ. «Таковы ваши хваленые законы?» — вскричал он. «Это не твой отец и не мой отец: это его отец. Тут стоят его братья. Что нам за дело?» 

. . .  

Гостеприимство, как известно, было священным среди осетин обычаем. В гостеприимстве нельзя было отказать даже врагу, если он прибегал под защиту этого обычая. «Гостя (кунака), — пишет Штедер, — осетин защищает, как самого себя и погибает скорее сам чем уступит врагу его тело. Он берет на себя кровную месть за него». «Мой дом — твой дом, я и все мое — твое» — с такими словами, по свидетельству Штедера, осетин встречал гостя. 

Таково было положение при родовом строе. 

В условиях феодальных отношений этот обычай постепенно терял свою прежнюю силу. В XIX веке гостеприимство хотя и сохраняло свою силу, но осетин уже не мог стать кровомстителем за своего гостя. Напротив, понятие о неприкосновенности личности гостя сделалось условным, и хозяин даже сам мог ограбить или убить гостя за пределами своей усадьбы. 

. . . 

Весьма серьезного внимания заслуживает сообщаемый Штедером факт наличия в Осетии русских солдат, перебегавших туда из Кавказской военной линии. Факт массовою перехода русских солдат царской армии на сторону горцев при завоевании Северо-Восточного Кавказа в XIX веке, хорошо известен в литературе Особенно много солдат переходило в Чечню и Дагестан. Но относительно перехода русских солдат на сторону осетин, да еще в 70—80-х годах XVIII века, до Штедера не было известно. 

Русские перебежчики, количество которых, по словам Штедера, было значительно, по прибытии в Осетию, расставались со своей солдатской одеждой, с которой у них было связано воспоминание о тяжелой доле русского солдата екатерининской эпохи, и ходили во всем осетинском. Русские солдаты, предпочитавшие царским «культурным» порядкам «дикость» и «варварство» горских народов, оказывается, среди осетин жили совершенно свободно и вовсе не думали возвращаться обратно на родину. «Многочисленные русские перебежчики,— пишет Штедер,—которых я мало-помалу возвращал, были все увезены из гор за мой счет. Они жили свободно среди осетин и находили себе, не работая, пропитание. Они продавали им свои вещи и получали безвозмездно местную одежду» 

Отношение к русским солдатам со стороны осетинских «варваров», «дикарей» и «разбойников» — было трогательно-заботливое. А когда Штедер, невидимому, по долгу службы, вывозил с собой на линию несколько русских перебежчиков, то осетины — «варвары» ему «предлагали за свободу этих людей подарки, а женщины преследовали меня из Далагира на далекое расстояние, с умоляющими слезами прося за двух гренадеров из Томска, которых я ночью похитил у них. Так как все просьбы были напрасны, то они просили меня, по крайней мере, оставить их безнаказанными». 

Много ценных сведений в дневнике Штедера и о социальной жизни осетин того времени. Из этих сведений совершенно четко устанавливается в осетинском обществе наличие двух антагонистических классов — феодалов и крестьян. 

Возвышению осетинских феодалов и подчинению ими крестьянских масс Осетии много способствовали кабардинские феодалы, которые считали осетинских баделят своими вассалами и на этой основе взимали с них подать. 

В угоду кабардинским князьям осетинские баделята в общественной и частной жизни сильно подражали им. Баделята приняли мусульманство, а знание кабардинского языка и обычаев считали для себя обязательным. 

Не менее сильно было влияние кабардинских князей и в области социальной жизни осетин. Баделята, по примеру кабардинских феодалов, принуждали осетинских родовых старшин стать их вассалами. 

Из кабардинской жизни были позаимствованы баделятами целые социальные институты как, например институт именных жен, потомство от которых не случайно известно, как об этом свидетельствует Штедер, под кабардинским названием тума. 

Штедер застал в Осетии чрезвычайно накаленную атмосферу, в любую минуту готовую разрядиться кровавыми между баделятами и угнетенным крестьянством схватками. «Волнения среди дигорцев продолжались, — пишет Штедер, — а недовольство баделятами среди старшин и народа ежедневно все увеличивалось». 

Штедер сделался активным участником происходивших вокруг него событий. Он участвовал на собрании дигорского народа в селе Караджаево и имел возможность подробно разобраться в предпосылках возмущения осетинского крестьянства против баделят. 

. . . 

Между восставшими крестьянами 30 дигорских селений и баделятами был заключен договор, основными пунктами которого были 

1. Присягнуть в верности России; 

2. Освободить закрепощенных крестьян и из'ять у баделят незаконно захваченные земли; 

3. Сохранить в уплате феодальных повинностей принцип добровольности; 

4. Освободить «незаконнорожденных» детей баделят и приравнить их во всех отношениях к остальному народу и родовым старшинам; 

5. Лишить баделят права до уточнения норм повинностей пред'являть к крестьянству каких бы то ни было претензий. 

Договор был скреплен с обеих сторон приложением пальцев и мухуров. 

Так была закончена длившаяся десять лет и направленная против феодального гнета вооруженная борьба осетинского крестьянства. 

Угнетенное осетинское крестьянство одержало над баделятами победу. 

Как показывает дальнейший ход исторического процесса в Осетии, изложенные в крестьянско-баделятском договоре пункты остались нереализованными, и баделята, уже при поддержке царского правительства, вновь были восстановлены в феодальных над осетинским крестьянством правах. 

Штедер также не ограничивается констатацией факта наличия в осетинском обществе классовой диференциации. Его интересует вопрос о том, какими путями осетинские баделята подчинили себе трудовое крестьянство и заняли в осетинском обществе господствующее положение. И он дает правильный ответ на поставленный вопрос. Основой социального неравенства Штедер считает имущественное неравенство. Богатства, накопленные осетинскими баделятами путем грабежей и набегов, имели своим результатом усиление политической власти баделят, подчинивших себе крестьянские массы. 

«С помощью последующих набегов и грабежей, — пишет Штедер, — в которых баделята были предводителями, они приобрели богатство и авторитет. Они сделались защитниками слабых семей, приобрели этим расположение народа, снискали себе всеобщее влияние, и, в результате защиты дигорцев, сделались постепенно их властителями. По мере возрастания их власти, благодаря приверженцам, росли и их требования к народу». 

Штедер критически относился и к проводимой в горских областях политике царского правительства, представителем которого был и сам. Он видел недоверчивое и даже враждебное со стороны горцев отношение к представителям царской администрации. Но Штедер не об'яснял такое поведение горцев, как это делали его предшественники, современники и позднейшие авторы, врожденной «дикостью» горцев. Напротив, он считал, что «наше собственное поведение является причиной многих неприятностей». 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ 



<==    Комментарии (1)      Версия для печати
Реклама:

Ossetoans.com allingvo.ru OsGenocid OsGenocid ALANNEWS jaszokegyesulete.hu mahdug.ru iudzinad.ru

Архив публикаций
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
» Последнее интервью Сергея Таболова