Iriston.com
www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Написать Админу Писать админу
 
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.


Перечень дружественных сайтов и сайтов, схожих по тематике.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Статьи Словари
Здравствуйте, Гость
Регистрация | Вход
Опубл. 23.09.2007 | прочитано 9974 раз |  Комментарии (1)     Автор: Tabol Вернуться на начальную страницу Tabol
СВЯЩЕННЫЙ РЕКОМ

В 3 км выше Нузала лежит урочище Цуал, в старой литературе и путеводителях именуемое урочищем св. Николая. Сейчас здесь находится поселок Бурон. От урочища Цуал на запад идет боковое ответвление Алагирского ущелья — Цейское ущелье. Автотрасса делает здесь крутой поворот и, минуя сланцевые осыпи и глинистые обрывы, серпантином вьется все выше и выше. Далеко внизу белеют домики Бурона, выше дороги появляются постройки селения Цей, и мы попадаем в сосновый лес, где девственный воздух настоен на аромате хвои и холодном дыхании ледника. Он виден в створе ущелья, и кажется, что до него рукой подать. Цейский ледник питает стремительный и холодный Цейдон, через который переброшен мост. На той стороне реки белеет палаточный городок турбазы, на этой, под сенью вековых сосен, у подножия скалистых вершин, приютились постройки дома отдыха. В старину Цейское ущелье называлось «Хуры-Ком» — «Солнечное ущелье», и это название справедливо — Цей по числу солнечных дней превосходит многие известные курорты Швейцарии.
Река Цейдон и гора «Монах»
Река Цейдон и гора «Монах»
 

Изумительно чистый воздух, обилие солнца, великолепные горные ландшафты, сосновый лес и покрытые цветами альпийские луга, близость и доступность ледников, интересные маршруты для горных восхождений создали Цею заслуженную славу. Но Цей известен не только красотой своей природы. Одна из жемчужин Цея — лучший на севере Кавказа памятник деревянного зодчества, знаменитое святилище Реком. 

Реком построен на обширной зеленой поляне «Рекомы фаз» на левом берегу Цейлона; тропинка к нему ведет от дома отдыха и турбазы через сосновый лес. Поляна с севера обрамлена гранитными скалами, отшлифованными когда-то ледником, а на противоположном берегу Цейдона, против Рекома, высится угрюмая громада горы «Монах». Удивительным вкусом обладали древние мастера — здание очень удачно вписано в ландшафт ущелья, но особенно хорошо оно смотрится при подходе к нему со стороны дома отдыха — Реком как бы вырастает из земли на фоне темно-зеленого леса и сверкающих на солнце ледников, спускающихся с горы Уилпата. 

Реком — это сруб, сложенный без гвоздей из толстых сосновых бревен толщиной до 30-35 см. О строительстве его существует старинная осетинская легенда: «В древние времена Уастырджи (св. Георгий) решил выстроить для осетин святилище из бревен, которые никогда не подвергались бы гниению. Таким свойством отличались деревья в лесу по ту сторону гор. Уастырджи приказал своим волам перевозить оттуда бревна через гору против Рекома, где ныне ледник. Арбы нагружались сами собою, и волы шли без проводника по назначенному пути. Сложив лес, волы вернулись к Уастырджи, и из бревен выстроился храм сам собою, без помощи человеческих рук». Так передает эту легенду о строительстве святилища из тисса выдающийся русский кавказовед академик В. Ф. Миллер[1]. Есть и другая народная версия о необычном возникновении Рекома. В нартском сказании о смерти Батраза говорится, что Реком возник из слезы, выроненной богом, когда он оплакивал гибель этого славного нартского богатыря. 

Как видим, народ облек строительство святилища в фантастическую оболочку, связывая его с чудодействием. Это неудивительно — Реком был наиболее почитаемым общеосетинским дзуаром, привлекавшим в дни празднеств массу паломников. Он должен был иметь нереальное, поражающее воображение горцев происхождение.
Святилище Реком. Вид с запада.
Святилище Реком. Вид с запада.
 

Обойдем здание вокруг и рассмотрим его. Бревна положены в «обло», точно так, как в древности рубили избы на Руси. Фронтоны образованы из укорачивающихся по мере приближения к коньку рубленых бревен. Двускатная кровля сделана из досок. Система скрепления была недостаточно жесткой и прочной (гвоздей или железных скоб не применялось), поэтому кровля за 35 лет, прошедших со времени последней реставрации Рекома, успела основательно пострадать. 

Очень интересная особенность здания, украшающая его и придающая Рекому неповторимый архитектурный облик,— два открытых навеса с северной и южной сторон. Навесы представляют собой продолжение крыши, поддерживаемое рядом фигурных деревянных колонн. Поверх колонн положена длинная балка, фиксирующая обрез крыши, а от верхней части колонн отходят длинные и слегка изогнутые резные навершия, имевшие не только декоративное, но и конструктивное назначение. Резные колонны и особенно их изящные навершия чрезвычайно колоритны и самобытны; никаких аналогий в архитектуре за пределами Цейского ущелья они не имеют.
Навес и резные столбы <br>с северной стороны Рекома
Навес и резные столбы
с северной стороны Рекома
 

Присмотревшись к навершйям колонн, мы видим на них резной орнамент в виде четырехлепестковой розетки и штриховки в косую клетку. Четырехлепеетковая розетка — один из излюбленных орнаментальных мотивов осетин при резьбе по дереву. Несомненно, и изогнутые навершия колонн связаны с осетинским народным искусством. В них трудно усмотреть «изображения голубей» или «вытянутую шею и голову верблюда с разинутой пастью», как это казалось археологу Л. П. Семенову и этнографу А. X. Магометову. Навершия эти прежде всего заставляют вспомнить ручку некоторых резных деревянных сосудов и изогнутую верхнюю часть (струнодержатель) осетинской народной арфы «фандыр», которая иногда бывала увенчана очень условно выполненной головой какого-то уже неопределимого животного. Во всяком случае, эта деталь декора Рекома представляется глубоко местной, уходящей в толщу осетинского прикладного искусства.
Вход в придел Рекома
Вход в придел Рекома
 

С западной и восточной сторон здание также имеет навесы, но не такие глубокие. Поддерживающие крышу балки вынесены далеко вперед и накрыты досками. Опорных колонн здесь не требовалось, благодаря чему здание в этих частях открыто. 

Внутри Реком состоит из двух помещений — узкого и длинного придела с южной стороны и большого основного помещения — молельни. Последняя скупо освещается четырьмя узкими оконцами, расположенными во всех четырех стенах. 

Вот как описывает интерьер Рекома В. Ф. Миллер: «Карниз здания украшен множеством турьих и оленьих рогов, вероятно, приношениями охотников. Сама часовня состоит из двух отделений: в первом мы заметили высокую кучу стрел всяких видов, второе, более обширное, есть собственно святилище. Вдоль алтарной стены идет широкая доска, вроде полки, уставленная всякими приношениями, накапливавшимися в течение многих лет. Тут вы видите железный шлем Ос-Богатара, глиняные чашки разной величины, фигуры барашков из глины, стеклянки, бусы, куски ваты и нити серебряной канители, галуны, две или три иконы и т. п. В часовне сыро и грязно; земляной пол влажен от дождя, проникающего сквозь окна без стекол и ветхую кровлю. Около низенькой двери, обитой железными гвоздями, стоит чашечка, наполненная деньгами разных времен — и грузинскими и русскими; чашка с серебром стоит снаружи, но никто никогда из опасения смерти не дерзнул бы украсть что-нибудь у Рекома»[2]. 

Сейчас от этих некогда обильных и накапливавшихся веками жертвоприношений остались лишь рога оленей и туров, сложенные главным образом на полках западной стены. Встречаются и целые черепа животных. Кроме того, что описал В. Ф. Миллер, Реком имел деревянный иконостас, развалившийся еще в XIX веке, и литой колокол с грузинской надписью 1680 года. Надпись гласит, что колокол подарен Рекому царем Георгием XI, а сам Реком в надписи назван «отцом святым земли осетинской, молитвенником Дигории и Двалетии» (т. е. Туалетии). Как видим, значение Рекома как главного святилища Осетии было хорошо известно в Грузии. 

С западной стороны в придел ведет низкая дверь — одна из главных достопримечательностей Рекома. В. Ф. Миллер не обратил на нее должного внимания, а между тем она замечательна отделкой из искусно кованного железа. С внешней стороны это ажурные листы железа с двумя рядами ромбов и четырьмя рядами «георгиевских» крестов. В центре двери — большой квадрат с железным восьмиконечным крестом и петлей посередине. Доски двери видны только в этих ромбических и крестовидных вырезах, все остальное сплошь закрыто железом, прибитым множеством кованых гвоздей с широкими шляпками. Кроме этого, дверь усеяна свободно двигающимися железными колечками, при движении звеневшими об оковку двери. Надо думать, этот звон имел какой-то магический смысл. 

Еще один восьмиконечный железный крест красуется над входом. Наличие их подтверждает старую гипотезу о том, что первоначально Реком был христианской церковью. Не о том ли свидетельствуют также иконостас, иконы, грузинский церковный колокол? Предания, записанные в XIX веке, рассказывают, что близ Рекома некогда существовал грузинский монастырь и что даже несколько местных осетинских фамилий происходят от грузинских монахов. 

Войдем в придел и откроем вторую дверь, ведущую в основное помещение. И она обита коваными железными пластинами и множеством гвоздей и висячих колец. В центре крестовидная фигура с кольцом вместо ручки, рядом четырехконечный крест, а выше и ниже помещены изображения, поражающие археолога и любого, мало-мальски знающего старину Кавказа. 

Это четыре скрещенных булавки, увенчанные схематичными бараньими рогами. Но ведь такие булавки были характерны для кобанской культуры и даже для северокавказской культуры эпохи бронзы — II тысячелетия до н. э.! Мотив бараньих рогов в прикладном искусстве Кобана — один из наиболее популярных, что могло быть связано как с развитым овцеводством, так и с существованием особого культа барана. Кстати , у осетин существует и сейчас культ барана «Фыры»; в селении Даргавс есть специальное святилище «Фыры дзуар», а глиняные фигурки баранов, находимые в святилищах ( в том числе и в Рекоме),— это жертвоприношения покровителю «Фыры».
Черепа жертвенных животных <br>на западной стене Рекома
Черепа жертвенных животных
на западной стене Рекома
 

Конечно, «кобанские» булавки на дверях Рекома не дают нам оснований думать, что это святилище было построено в 1 тысячелетии до н. э. Они органически связаны с такими поздними элементами, как христианские кресты, и одновременны им. Значит, в этих любопытнейших и весьма архаичных изображениях мы вправе усматривать сохранившиеся до средневековья мотивы мощного искусства древнего Кобана. С этой точки зрения декор дверей Рекома — очень редкое и синкретическое по своим истокам явление. 

Когда был построен Реком и какова его история? Почему он сооружен из дерева, а не из камня? Эти вопросы поставлены учеными давно, но еще далеки от окончательного решения. 

В 1936 году Реком реставрировал архитектор и художник И. П. Щеблыкин, а археолог Е. Г. Пчелина выполнила на его территории раскопки. Было найдено огромное, почти фантастическое количество предметов — свыше 11 тысяч! Сейчас они хранятся в Северо-Осетинском музее краеведения. В основном это довольно поздние железные наконечники стрел, есть литые бронзовые кресты, из которых один — складень-энколпион, возможно византийского производства, относится к раннему средневековью. Но есть и ряд предметов очень древних, связываемых с 1 тысячелетием до н. э. Видимо, опираясь на них, профессор Е. И. Крупнов считал, что святилище в этом месте функционировало уже в эпоху Кобанской культуры. Однако тут же возникает вопрос — не могли ли эти древнейшие предметы попасть в Реком во вторичном употреблении, когда были найдены местными жителями, скажем, при пахоте или земляных работах? Вполне могли, и в таком случае они не датируют начало святилища. 

Если истоки этого знаменитого в Осетии дзуара пока скрыты во тьме, то о христианском периоде его истории можно говорить более уверенно, хотя и тут загадок немало. Попробуем обратить внимание на те обстоятельства, которые до сих пор оставались незамеченными. 

Даже беглый осмотр Рекома убеждает нас в том, что придел и навесы с южной и северной сторон являются поздними пристройками. А что если мысленно убрать эти пристройки и оставить Реком таким, каким он был до их появления? 

В таком случае в здании Рекома, освобожденном от поздних наслоений, нетрудно увидеть типичную для средневековой грузинской архитектуры небольшую однонефную базилику, но сложенную не из традиционного тесаного камня, а из дерева. На это указывают как западный и восточный фасады с фронтонами и узкими оконцами, так и построение плана Рекома. Здание ориентировано почти точно по линии запад — восток, то есть в соответствии с канонами церковного зодчества. Апсиды с восточной стороны нет — это вполне обычно для грузинских храмов, зачастую имевших апсиды, «утопленные» в толще восточной стены. Значит, алтарь Рекома некогда находился справа от входа, у восточной стены? Безусловно, это так, ибо именно в этой части помещения мы и сейчас можем видеть прикрепленный к поперечной балке деревянный резной антаблемент от исчезнувшего иконостаса. 

А как быть тогда со входом, находящимся не в западной (как это бывает обычно), а в южной стене? Но это противоречие кажущееся. В грузинском зодчестве известны храмы с входом в южной стене. Три из них находятся в непосредственном соседстве с Цеем — храмы Тли и Зругский в Туалетии и Дзивгисская церковь в Куртатинском ущелье. 

Как видим, грузинские истоки церкви Рекома проступают довольно отчетливо. Кажется, наш тезис о том, что это здание повторяет формы маленьких каменных базилик горной Грузии, находит подтверждение и в оформлении главного входа — в приделе. Над дверью придела в бревнах вырезаны три углубленных арочки, явно имитирующие арки или портал каменного храма. Конечно, это не случайность! 

Горная Грузия дает и другие параллели Рекому. В Сванетии и горной Раче деревянные постройки — не редкость. И именно в этих районах можно указать жилые и хозяйственные сооружения из бревен, близко напоминающие Реком. Некоторые из них расположены в районе Они и недавно изданы этнографом Т. А. Очиаури; в Сванетии сходные дома изучены М. И. Чартолани. Но ведь нетрудно заметить, что горная Рача лежит по ту сторону Кавказского хребта и прилегает к Алагирскому ущелью с юга. Есть множество различных данных, говорящих о глубоких историко-культурных связях между Рачей и Осетией. Известно также, что еще в XIX веке грузины-рачинцы пользовались популярностью в Осетии как строители — об этом писал в одной из своих работ осетинский демократ и просветитель Алихан Ардасенов. И совершенно не исключено, что те же искусные мастера из Рачи по образу и подобию хорошо им знакомых грузинских церквушек и по заказу высшего духовенства Грузии соорудили в Цее деревянную церковь с иконостасом. Через некоторое время христианство в Цее заглохло, и церковь постепенно превратилась в языческое по сути святилище, лишь окрашенное налетом христианства. В таком виде оно дошло до наших дней. 

Когда все это могло быть? Скорее всего, в XVII веке — об этом ярко свидетельствует уже упоминавшийся нами грузинский колокол. Кстати, связи Грузии с Осетией в XVII веке были очень активными. 

Праздник Рекома устраивался в день Троицы в июне и продолжался неделю — от субботы до субботы. Поскольку Реком святилище мужское, женщины и дети в празднестве участвовать не могли. Мужчины, допущенные к жертвоприношениям в ограде Рекома, были обязаны входить туда босиком.
Осетинский котел для варки пива
Осетинский котел для варки пива
 

В жертву приносились обычно бараны и быки белой масти — «нывонд», заранее отобранные для этой цели и откормленные. Кроме того, многие приносили и посвящали Рекому жертвенные вещи — «мысайнагта»: различные предметы, серебряные деньги и прочее. Но войти во двор Рекома могли не все — пожертвования передавали у входа во двор специально избранным трем старикам, а те в свою очередь вручали приношения жрецу Рекома — «дзуарлагу». Только он имел право входа внутрь святилища. 

В необыкновенно богатой и насыщенной стариной и колоритными фигурами этнографической жизни осетин личность жреца-дзуарлага была одной из важнейших. Мы уже отмечали, что святилищ в Осетии было множество. Есть общеосетинские, есть ущельные, наконец есть чисто местные святилища почти при каждом горном селении. Каждое святилище-дзуар имеет своего дзуарлага. Дзуарлагом обычно избирали наиболее мудрого и авторитетного старика, хранителя древних народных обычаев.
Барельеф работы С. М. Едзиева <br>у селения Кора-Урсдон
Барельеф работы С. М. Едзиева
у селения Кора-Урсдон
 

Влияние его на односельчан было велико. Можно представить себе, какой авторитет имел жрец Рекома — наиболее чтимого всеосетинского дзуара. Это был своего рода патриарх Осетии. 

Во время праздничного пиршества — «кувда» — собравшиеся обращались к Рекому с молитвами и просьбами. Они поручали ему покровительствовать над скотом, сенокосами, пашнями, оберегать их от болезней и всяких прочих бед. Такие кувды в течение года происходили несколько раз по различным праздникам. 

К кувдам обязательно готовили много пива — национального напитка осетин. Пиво — «баганы» — варили в громадных остродонных котлах, искусно склепанных из медных пластин и подвешивавшихся над огнем при помощи двух ручек. Пивоваренные котлы даже внешне очень архаичны и, наверное, имеют весьма глубокую традицию, уходящую в предшествующие эпохи. Это подтверждается сведениями этнографов о том, что осетины — единственный народ Северного Кавказа, изготовляющий пиво, и наличием в осетинском нартском эпосе сказания «Как появилось пиво». Хорошо сваренное осетинское пиво очень вкусно и приятно.
Скульптура работы С. М. Едзиева. <br>Северо-Осетинский художественный музей
Скульптура работы С. М. Едзиева.
Северо-Осетинский художественный музей
 

Частые предметы осетинского застолья — деревянные бокалы и чаши, иногда вырезанные очень искусно и представляющие самостоятельные произведения народного художественного творчества. Особенно затейливо мастера-резчики украшали ручки подобных сосудов, делая их в виде объемных фигур или голов животных. Непременно употребляются бокалы, вырезанные из рогов и украшенные нарезным орнаментом или серебряными обкладками с узором насечкой и чернью. Гостю преподносят наполненный пахучим пивом турий рог, который нельзя положить не выпив. 

Заканчивая наш рассказ о Рекоме, коснемся еще раз его патрона — покровителя воинов и путников Уастырджи. Культ Уастырджи несомненно древний, и он не случайно получил столь широкую популярность в Осетии. Это естественно — поездки по узким горным тропам в соседние ущелья или селения, дальние путешествия через грандиозные хребты и ледяные перевалы были далеко не безопасным делом и не всегда кончались счастливым исходом. Вот почему, отправляясь в путь, осетин приносит жертву Уастырджи и просит его покровительства... А в условиях родового строя к опасностям природы присоединялись и иные опасности — за каждым поворотом тропы путника могла ждать пуля врага или кровника. В сознании горцев Уастырджи как охранитель укоренился настолько прочно, что и сейчас в ущельях и на перевалах можно видеть импровизированные дзуары в виде ящика для жертвенных денег и кучи пустых бутылок близ дороги. 

Особо привлекательно святилище Уастырджи на склоне лесистой горы около села Кора-Урсдон. Здесь талантливый скульптор-самоучка С. М. Едзиев высек в огромном валуне целую барельефную сцену: Георгий Победоносец на белом коне поражает извивающегося дракона, выше Георгия три ангела с крыльями, а перед ним стоит, сложив руки, женщина в длинном платье. Барельефы раскрашены, благодаря чему художник достиг объединения скульптурных форм с цветом. Но самое примечательное: все действующие лица этой, казалось бы, религиозной сцены — типичные осетины. 

Мы познакомились с Рекомом — святилищем мужчин. Но были ли у осетин женские святилища? 

Одно из них находится в лесу между Рекомом и домом отдыха «Цей», недалеко от тропы. Называется это святилище Мады-Майрам дзуар — святилище св. Марии. Это сруб, подобный Рекому, но очень небольшой, высотой около 2 м и в плане квадратный. Стены положены в «обло» в пять венцов на каменном основании. Сверху — низкая двускатная крыша из досок. Единственный декоративный элемент Мады-Майрам — четыре таких же изогнутых навершия, какие мы видели на Рекоме. Они вставлены на стыке стен с крышей и «подпирают» ее, выполняя те же конструктивные функции. Навершия украшены резным узором, тождественным рекомскому,— косая штриховка и четырехлепестковые розетки. Совершенно очевидно, что Реком и Мады-Майрам в архитектурном и художественном отношении — ближайшие «родственники». Вероятно, и построены они в одну историческую эпоху. 

Есть предположение, что в основе культа Мады-Майрам лежит древний языческий культ матери-богини, который был канонизирован и приспособлен христианским духовенством для своих целей в эпоху средневековья. Как бы там ни было, факт сочетания христианской формы с языческим содержанием и здесь налицо, ибо отправление культа Мады-Майрам носило чисто языческий характер: около этого и другого — девичьего — дзуаров женщины и девушки устраивали свои празднества, сюда приводили в день свадьбы молодую, здесь матери благословляли своих детей... 

Мы уже говорили, что Реком (а с ним и Мады-Майрам) не имеют на Северном Кавказе никаких аналогий. Они не имеют их даже в самой Осетии: все осетинские святилища, как, впрочем, жилые и хозяйственные постройки, жилые и боевые башни, укрепления, склепы возведены из камня. Вот почему Реком и прилегающие к нему женское и девичье святилища составляют неповторимый и чрезвычайно колоритный исторический комплекс, привлекающий внимание тысяч туристов, ежегодно проходящих через волшебное ущелье Цея. 

 

 

В. А. КУЗНЕЦОВ  

«ПУТЕШЕСТВИЕ В ДРЕВНИЙ ИРИСТОН»  

МОСКВА «ИСКУССТВО» 1974  

________________________ 

[1] В.Ф. Миллер. Терская область. Археологические экскурсии. Материалы по археологии Кавказа, вып. 1, М., 1888, стр. 65ч 

[2] В.Ф. Миллер. Осетинские этюды, ч. И, М., 1882 стр 256. 



<==    Комментарии (1)      Версия для печати
Реклама:

Ossetoans.com allingvo.ru OsGenocid OsGenocid ALANNEWS jaszokegyesulete.hu mahdug.ru iudzinad.ru

Архив публикаций
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
» Последнее интервью Сергея Таболова