Iriston.com
www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Написать Админу Писать админу
 
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.


Перечень дружественных сайтов и сайтов, схожих по тематике.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Статьи Словари
Здравствуйте, Гость
Регистрация | Вход
Опубл. 06.12.2010 | прочитано 3540 раз | Автор: Tabol Вернуться на начальную страницу Tabol
ХИЖИНА В ГОРАХ

Десять лет назад меня пригласил к себе в кабинет И. Приту-ла, в ту пору директор «Владикавказтелефильма», и с места в карьер заявил: «Слушай, разберись, пожалуйста, с материалом Плиева, мы тут уже с ним зашились. Плановый фильм, он его моряжит уже несколько месяцев и никак не соберет». 

Дело было деликатным. Покойный ныне режиссер-документалист Лео Плиев слыл ортодоксом, неуживчивым и трудным, хотя лично мне таковым он казался, как говорят ученые, дискретно, т. е. моментами... Я проявил максимум такта, чтобы не обидеть Леву, как все мы его звали, своим внедрением в фильм, а главное, в его видение этого фильма, тему которого раскопал он сам, сам снимал, монтировал, озвучивал и в конце концов впал в немилость из-за сроков, не дающих месяцами эту работу завершить. 

Фильм снимался трудно. Плохо было с транспортом, острая нехватка финансов, смена операторов, и, не в последнюю очередь, трудным для съемок был сам объект — фермерская семья и хозяйство Мурата Агкаева. Съемки велись в высокогорном селении Дунта Дигорского ущелья поздней осенью и зимой... У Агкаева был даже свой грузовик, но не было дороги, моста, подъезда к его хибаре. Отчетливо помню кадр, где группа шагает по тропе в обществе осла, обвешанного съемочной техникой, шагает в гору, в подъем, а это, сами знаете, не просто... 

На фильм я был проведен приказом, и первое — надо было посмотреть весь материал, прослушать магнитные пленки, понять замысел и видение Плиевым фильма в целом. После этой работы я ахнул и понял, почему режиссер, отснявший за свою жизнь десятки лент, не может справиться с этой, — она была его лебединой песней. Он захлебнулся и утонул в сотнях метров великолепно отснятого материала, в сотнях метров магнитной ленты, на которой звучал голос, мысли его героя, действительно героя, ибо таких людей, как Мурат Агкаев, даже в республике можно пересчитать по пальцам... Не знаю, где и как они встретились, познакомились, подружились. Не знаю, когда Леве пришла в голову идея отснять фильм об этом человеке, его семье в круговерти проблем, следующих по пятам с настойчивостью голодной волчьей стаи... 

Плановый объем фильма был не более пятнадцати минут, а материал диктовал все тридцать. Это по пленке. По значительности и темы и персонажей фильм мог быть часовым, и даже такой временной объем мог показаться мизерным, ибо, повторяю, Агкаев — человек незаурядный, большой, неожиданный, разносторонний, глубоко образованный. В прошлом шофер, в размышлениях о жизни, он мудрец однозначно. Говоря о политике, экономике, экологии, искусстве, о быте предков, истории осетин и кавказских народов, о морали, этике и нравственных критериях, Агкаев производит впечатление пытливого исследователя, ни на миг не забывающего, что это главный предмет его жизни... Помимо всего прочего, он ладен, высок, по-мужски красив. Красив в работе, за столом, и даже в неуклюжей, неэффектной позе чувствуется грация, характерная для пионера-первопроходца, лидера, универсального, как Робинзон, в любых ситуациях, особенно непредсказуемых... 

Я имел честь вскоре познакомиться с ним лично в монтажной студии, куда он заявился по просьбе Лео. Узнав, чем занимаюсь на фильме я, он обозвал меня «чистильщиком», а я не мог оторвать от него глаз и тихо завидовал его мужской воле жить в сердце гор, а не в современной городской квартире, в какой еще недавно жил он сам. Но в горах прошло его детство и не память ли о нем заставила его вернуться в горы с верной ему семьей и начать с нуля, хотя районные власти, узнав о его планах, наобещали ему всего, не сделав ничего. Ничего хорошего, кроме штрафов за выпас скота за пределами крохотного участка, который ему дали... 

Так что же я увидел на пленке, а значит и в жизни новоиспеченного фермера Мурата Агкаева? Глазами туриста — великолепие гор, хрустальной чистоты воздух, кипельной белизны речку... Цивилизованные, покупающие масло в брикетах, а кефир в бутылках, облизнулись бы на кадры, где дочь Мурата, похожая загоревшим обветренным лицом на мулатку, взбивает деревянной ступой в деревянной вытянутой кадушке масло, а ее мать под открытым небом на жестяной печи печет осетинские пироги... Хорош импровизированный фынг в хибаре, которую Мурат окрестил «чабан-кой». Жаркое, пироги, крупно нарезанный овечий сыр и так же крупно — домашний хлеб под патронажем графина и стаканов с аракой родниковой прозрачности, и, хвала богам, сногсшибающей, когда пьешь не в меру, крепости! Но это все маленькие-большие радости. Главное на пленке и в жизни нашей горской семьи — труд, а он в горах тяжек. В «чабанке», о которой упоминалось раньше, семья Агкаевых прожила несколько лет. Чтобы построить добротный дом, нужны средства, материалы и не одна и даже не две пары рук... К месту, куда, говоря образно, Мурат «вбил кол», я уже писал в начале очерка, — ни дороги, ни моста. Машину приходится оставлять на «большаке», а груз тащить на себе или волами. И мы видим, как упряжка тащит в гору длиннющие доски, обхваченные веревками стога или валуны, чтобы расчистить пашню... 

На кинопленке есть эпизод возвращения сына из армии. Как подобает в таких случаях — большой праздничный стол для сельчан, которые, со слов Мурата, помогли ему провести свет. Говоря об удобствах, Мурат заметил, что не отказался бы и от телефона, которого пока нет, зато есть прямая, можно сказать «горячая» связь с небесами и пространством, захватывающим дух!.. Возвращение под отчий кров сына Мурат воспринял и как отец, и как трудяга, который отныне сможет поделить бремя ноши на двоих. С хорошо скрываемой гордостью Мурат говорит, что сын у него и «фельшер», и сапожник, и плотник, и жестянщик, и косарь, и пахарь, и что без него он бы, наверное, «сломался»... Агкаев не из тех, кто может «сломаться», но и с железным сердцем дрогнешь от мысли, что из города к сыну в горы, как ребенок в руки, просилась его, Мурата, девяностовосьмилетняя мать, которой у него уже нет. Мир праху женщины, которая подарила нам такого человека, как Мурат Агкаев... 

Что же еще мы видим на пленке фильма «Хижина в горах», а именно так мы назвали его, памятуя холст Курбе с такой подписью художника... Крепкие загоны, в которых Мурат содержит живность, — барашков, крупный рогатый скот, кур... Загоны утром, когда живность выгоняют пастись, а кур клевать зерно... Сына, пасущего у реки отару овец. Волкодава, который по свисту Мурата собирает рассыпавшихся по холму овец в кучу... Видим, как отец и сын, обтесывая камни, кладут стену — так рубили камень и всухую срабатывали сторожевую башню, саклю, загон или забор наши предки и пращуры. С древних времен мало изменился и быт в горах — и сегодня высохшим желудком животного заквашивают молоко, ручным жерновом мелется кукурузная мука и потаенно, из белых рыхлых комочков, собирается круг сыра... Что-то есть и приятное в усталости перекрученного работой тела на вольном воздухе гор, с хлебом-солью не из магазина, с бельем и одеждой, полощущихся на морозном ветру, дующем рывками с вековечных, ослепительно белых ледников... 

«Приходит страшнейшая из амортизации, — амортизация сердца и души», — писал Маяковский. Подобная амортизация стучится в сердца и души каждого из нас, но если мысль поэта увести в русло таких понятий, как покой, обеспеченность, вера в завтрашний день, то таким, как Агкаев, она ни сегодня, ни в ближайшем будущем не грозит. Как-то мне в руки попался номер журнала «Америка», в котором был большой очерк с фотографиями об одном из американских городков на Аляске. Был в этом очерке и материал о фермерах, хозяйствовавших в нескольких милях от городка в сети небольших, но богатых всякой всячиной магазинов, кафе, рынка; строгих каменных муниципальных зданий, отличных широких дорог. В глаза бросалась продуманность инфраструктуры, обилие телеграфных и электрических столбов, ухоженность, чистота ландшафта и еще кое-какие признаки цивилизации, не нарушающие колорит и самобытность местности, наоборот — подчеркивающие неповторимость и обаяние этого массива гор, холмов и рек на суровом севере континента... Жадно разглядывал я фотографии, понимая, что проблемы существуют везде, но у жителей этого городка и близлежащих к нему фермерских хозяйств они вряд ли похожи на проблемы наши, российские. У нас, тем более на севере, таких микрочудес света нет, не было и будут ли? Я вспомнил журнал и очерк в нем в контексте размышлений Мурата Агкаева о судьбе фермера в горах Осетии — красивых, богатых, но словно брошенных на произвол судьбы безразличием, охватившем, как летаргический сон, всех, от кого зависит благосостояние республики не в отдельно взятом районе, а повсеместно. Строить в горах, даже положить небольшой отрезок дороги — проблематично. Но ведь надо. Для кого-то горы — проклятие, препятствие, для кого-то — дар: энергия рек, целебные источники, альпийские луга, полезные ископаемые, и все это в экологической чистоте и первозданное™. 

Горько было слушать его сетования на бессмертное чиновничество, на отсутствие материальной и моральной поддержки людей, подобных ему, людей, вросших в скальную породу не сорняком, а могучим деревом, людей, способных превратить в оазис любой клочок материального мира... Как-то туристом, обедая в ресторане в одном из городов Финляндии, я узнал, что каждый солидный и не только солидный ресторан в этой стране обслуживается одним-двумя фермерскими хозяйствами, поставляющими ежедневно исключительно свежие мясо-молочные продукты, зелень, фрукты, овощи, за исключением табака, напитков и заморских деликатесов. Чуть ли не век Россия, обливаясь кровью собственных граждан, решает дилемму общественного и частного с маниакальной верой в каждый из полюсов, а ведь многообразие форм производства самый верный и универсальный ход, решение этой дилеммы. Трудно представить себе рентабельным в горах коллективное хозяйство, а вот коллективная забота и усилия реализовать программу «Горы Осетии» через десятки и сотни фермерских хозяйств, подобно тому, которое пытаются создать такие люди, как Агкаев, в свете рыночных отношений — сама необходимость, ибо это прямой и кратчайший путь к изобилию и в горах и на плоскости... Следует отметить еще один аспект, — в горы такие люди, как Агкаев, поднимаются не за наживой, а к истокам традиций своего народа. За рулем машины, в долгой дороге в горах, 

Мурат часто поет героические песни, и на ум приходит его глубоко осмысленная, выстраданная фраза: «Здесь я буду жить, здесь я и умру!» 

Честно говоря, вот уже вечность, как мы с ним не виделись. Надо бы его навестить. Как он там живет и работает, в центровой глубинке одного из самых суровых и благодатных ущелий Осетии?.. 



<==    Версия для печати
Реклама:

Ossetoans.com allingvo.ru OsGenocid OsGenocid ALANNEWS jaszokegyesulete.hu mahdug.ru iudzinad.ru

Архив публикаций
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
» Последнее интервью Сергея Таболова