Iriston.com
www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Написать Админу Писать админу
 
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.


Перечень дружественных сайтов и сайтов, схожих по тематике.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Статьи Словари
Здравствуйте, Гость
Регистрация | Вход
Опубл. 06.12.2010 | прочитано 3944 раз | Автор: Tabol Вернуться на начальную страницу Tabol
МИР АЛАНА ХАРЕБОВА

Как-то зимой, у подъезда мастерских художников по улице Шмулевича, рядом с новенькой «Волгой» и свежей «шестеркой» я увидел скелет «Москвича», второй, с позволения сказать, модели, о которой Эйзенхауэр, увидев это несуразное чудовище на одной из советских выставок, с уничтожающей иронией заметил, что выйдя в отставку, приобретет именно эту машину. Итак, скелет, о котором идет речь, весь был в ржавых пробоинах, через которые можно было видеть, как ездок выжимает муфту сцепления, содержимое багажника: все его составные держались друг за друга, и через стекла в паутине трещин можно было видеть только трещины... Этот триумф безвкусицы при всем при том стоял на колесах, и как ни странно, ездил, — трясясь, чихая, извергая гром, клубы дыма, задевая глушителем, подвязанным веревкой, горбы колдобин, готовый рассыпаться в любой момент... 

Я спросил, чья это машина? Мне сказали — Алана Харебова. Есть люди, которые кичатся совершенством самоутверждения... Харебов гордится пафосом саморазрушения — миру этот пафос знаком по руинам древних цивилизаций, нам, в частности, по сторожевым башням предков, — многие из них «стесались» временем до основания. Говоря о саморазрушении, я говорю не о нигилизме, болезненной жертвенности или эксцессах варварства... Я говорю о мироощущении художника веселого в общении, но озабоченного и грустного наедине с собой и с холстом, ибо прекрасное у него трагично своей обреченностью, а трагичное ужасно постоянством. Может, поэтому к дилемме добра и зла он идет не с топором, а со слезами. И, может, поэтому в его картинах, всех без исключения, даже мажорные гаммы замешаны на сажу грозовой тучи, как чистые струи Терека осенью на песок лавин весной, когда начинается оттепель... 

Харебов — худ, изящен, и тонок, как акварельная кисть, но мужествен, как гладиатор. В его «Воловьей упряжке» волы — бронебойные в полете снаряды, чудовища из стойла Мидаса, символ слепой силы и ярости — похожи на таран, способный прошить насквозь планету... В портрете с дочерью дочь написана спиной к зрителю, и если это прием, он страшен, как повязка на глазах детства, истерзанного неприкаянностью отцов, их неспособностью согреть свое дитя дарами природы и хотя бы относительным благополучием... Глазницы'отца на этом холсте — воплощенный ужас и страх за день вчерашний, сегодняшний, и кто знает, что будет завтра? Таким же драматизмом наполнен холст «Крик» — моногамный, почти графичный и болючий, как колотая рана или оголенный нерв... 

Раскаленный брус металла всегда имеет оранжевый ореол, который «гуляет» в глазах и обдает прокаленным жаром... Шафранный жар струится от и вокруг тела «Данаи» Харебова, его «Сусанны», «Купальщиц», «Метаморфоз»... «Даная» Рембрандта, хоть и обнажена, сосредоточивает наше внимание на лице, и мы видим, что она опытна, проницательна и изобретательна и в жизни, и в постели. «Даная» Харебова, при всей пластике и грации тела — солнечный ком, и он, как мираж, не имеет четких очертаний, но, как пары бензина, только поднеси к ним спичку, может взорваться стоном и конвульсией близости... В «Метаморфозах» женские тела сплетены, и каждое является продолжением другого, как корни лиан. И в то же время, все они — разные миры. Сентенция мыслителя. 

В полотне «Старый паровоз» — паровозик на клочке рельс, две лошадиные головы и бесконечное, заросшее бурьяном забвение. Да и сегодня мощность даже ракетных двигателей исчисляется в лошадиных силах, но отпахавший свой век паровоз, который наши дети, а тем более внуки и в глаза не видели, может, и есть тот «Москвичок» Харебова, на котором он ездил по улицам и проселкам, чтобы не швырнуть в алчную пасть забвения груду металла, согретого благодарностью всадника боевому коню — старому, больному, но с верностью в глазах, уже отмеченных печатью смерти... 

Изощрен, но и точен характер живописи художника. Под точностью подразумевается соответствие выразительных средств творческой задаче. Картину с подписью «Воспоминание о Цхинвале» Алан писал в начале восьмидесятых годов. На полотне — застолье, но, словно предчувствуя кровавые события последних лет, холст этот, ночной, тревожный, как предтеча Варфоломеевской ночи, и человеческие фигуры во мраке грядущего этнического мракобесия кажутся высохшей кожурой виноградин или глиной, из которой кто-то лепил человечков, чтобы потом наступить на них сапогом и растереть за несовершенство замысла... 

Грубыми, рубленными мазками «сколочен» портрет скульптора Лазаря Гадаева, похожего на римского легионера. И хорош композитор Габараев: его фронтальный взгляд от холста в мир — гимн скупой нежности горца и его высокой, как вершины гор, духовности!.. Интересен второй план картины. Здесь старик, девушка, парень с сигаретой в зубах — все они дети рода человеческого во времени и в пространстве музыки, угаданной в них, как и в себе, композитором... Портрет Чочиева впечатляет композиционным узлом, связавшим в одно целое знакомые знаки быта и немых свидетелей жизни, из которых выросла фигура, как вырастает дерево из семени, брошенного в землю... Продолжая о портретах, отметим пасхальную теплоту «Лады» — девочки со щенком, портрет Заремы Мзоковой, стыдящейся своей женственности... 

Несколько абстрактных композиций, имеющих названия, но не обладающих материальным содержанием стилистики соцреализма, лично на меня произвели впечатление прикосновения... «Подтекста много, а текста нет», — как писал поэт. Но и в этом ряду, там, где метафизические упражнения вдруг открывают отвесные двери в глубины сознания, чувствуешь страх, как перед прыжком через пропасть... Это «Синяя птица» с таинством яйца, оплетенного гибкими, цветными дугами рожков, флейт и органа... Это «Попугай», сотворенный словно из гашеной извести... Это «Коллизия» — картина, исторгающая музыкальный аккорд, и, конечно же, «Бык», похожий на глыбу сталактита, хотя написан он в легких фиолетовых тонах... 

Словосочетание «тяжелый рок» если и не всем понятно, то у всех на слуху. В картинах «Похищение Европы» и «Соблазн» у Харебова — «тяжелый секс». Обе женщины перенасыщены эросом, испепеляющим желанием продолжить род, но это не похоть, а счастливое бремя. Это бремя и страсть на первом полотне укрощает грубая тектоника древней повозки, и опять же быки, как аллегория мужского начала... 

Вся Осетия в «Песне о Лазаре», в «Сельском празднике», где не забыт и очумевший петух, несущийся через весь двор. Именно у Харебова на обруче колеса комья земли горят огнецветом всех пород, которыми «ошкурена» земля гор... А в картине «Первый трактор» — черт с ним, с трактором, но горный воздух хрустит в глазах, как холодный лед, хотя в залах в день открытия выставки нечем было дышать... 

У творца нет лучших и худших работ, — все они его дети. И даже если кто-то из них неизлечимо болен, все равно он — родной! Но как бы ни впечатляла выставка работ Алана Харебова в целом, его «Фальшстарт» приходит к финишу первым. Не человек, а окровавленная масса несется по дороге жизни к неминуемому концу из последних сил, масса преследуемая, подгоняемая стаей хищников, и не это ли онтологическая метафора наших судеб, несвершенной мечты, неспетой песни, недопитого глотка из чаши Грааля, а, может, Сократа, пьющего яд с наслаждением мудреца, который, как и его слепой соотечественник, автор «Илиады» и «Трои», видел — не глазами, а лбом... 



<==    Версия для печати
Реклама:

Ossetoans.com allingvo.ru OsGenocid OsGenocid ALANNEWS jaszokegyesulete.hu mahdug.ru iudzinad.ru

Архив публикаций
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
» Последнее интервью Сергея Таболова