Iriston.com
www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Написать Админу Писать админу
 
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.


Перечень дружественных сайтов и сайтов, схожих по тематике.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Статьи Словари
Здравствуйте, Гость
Регистрация | Вход
Опубл. 06.12.2010 | прочитано 2782 раз | Автор: Tabol Вернуться на начальную страницу Tabol
ВИЗИТ

Недавно я гостевал в мастерских Батрадза Дзиова и Аслана Арчегова. Любая мастерская, пусть скромный, но выставочный зал. Оба художника — давние мои друзья, и мне было с ними интересно. Опуская вехи и детали их биографии, не говоря о количестве персональных и других выставок, в которых они участвовали и будут участвовать, и не претендуя на исчерпывающий искусствоведческий анализ работ, хочу поделиться некоторыми впечатлениями от визита. 

Когда одна дамочка спросила Курбе, что он чувствует, работая над полотном, мастер ответил: «Я волнуюсь, мадам...» Глядя на Батрадза Дзиова, пишет ли он картину, идет по улице или ест, такого волнения, во всяком случае, внешне, не обнаружишь. Он невозмутим, словно выстроган из кости, и его мраморно-белое лицо, не выражает никаких чувств и эмоций, кроме покоя и сосредоточенности... Правда, у него живые, ироничные и подвижные глаза, а взгляд проницателен и испытующ... 

Все мы люди, все мы разные, и куда дороже внешнего проявления страсти, темперамента божественное волнение творца, о котором упоминалось раньше, в творчестве, в работах. Здесь Дзиов неотразим, у него нет даже наброска, эскиза, не вызывающих легкого трепета, а иногда — глубокой задумчивости... Интересный график, художник, в последнее время он, очевидно, достиг вершин, где воедино соединились содержательность миропонимания и филигранное мастерство, концепции и техника, точный расчет и стихия чувств... Я хорошо помню его ранние работы. Они были хороши, но это был поиск, и часто его композиции, сюжеты грешили простотой «короткой руки»... В отдельных вещах был вызов, претензия на планетарную объемность замысла... Но эта болезнь роста была не только безобидной, но необходимой, как этап, после которого, при идеальном стечении разновеликих и разноименных факторов, количество обретает качество. Работы Батрадза, которые я видел, через годы уже не рассортируешь на удачные и менее удачные, совершенные и не очень. На всех — печать строгой единственности, абсолютной самодостаточности, а короче, законченности. И это только часть их достоинств и силы, есть еще, как минимум, два момента: это их тематическое разнообразие и та неожиданность, которая сродни фокусу или колдовству. Здесь очевидно второе: Дзиов толковому обстоятельному рассказу стал предпочитать короткую метафору, поглаживанию — удар, назиданию — прелесть откровения, а все это вкупе и есть духовный ракурс, взгляд, в котором события, явления и факты не только многомерны, но и всегда загадочны, как сама жизнь, где и обыденное — чудо!.. Что касается тематического разнообразия, то и здесь есть свой нюанс. Все темы Дзи-ова — одна тема, так что разнообразие его работ — понятие не арифметического, а сакрального ряда: десять сельских пейзажей никак не подпадают в «тематическое разнообразие», так же, как его горы или жанровые картины. В этом смысле они, скорее, — скупое меню осетинского застолья, чем перечень блюд «У Максима», но вот осмысленность, интеллектуальный зондаж тем у Дзиова переплюнут любой перечень и не только блюд, ибо даже просто стог у него — поэтическая аллегория, притча, народная песня, а не куча соломы для крупнорогатых и парнокопытных... Все мы — ученики и подмастерья природы и опыта истории, и я решил, что Дзиов работал с Шекспиром, увидев почти черное полотно с изображением гор и аула над кромкой пропасти. Узкий вертикальный каньон, кинжально разрезающий всю композицию полотна, создает ощущение двух бездн — небесной и земной, а цвет, насыщенный трагизмом одинокого существования забытого Богом высокогорного аула, — черно-жемчужный, с неуловимым отливом в синеву сумерек, и красный — рассвета. Строгая геометрия прямых, сама тектоника скал, их масштаб и графический абрис изумляют, если не сказать потрясают! Во всяком случае, ряд работ этого цикла у Дзиова мне показались фрагментами древней оратории, звучавшей в камне и замахе этих полотен! Кинематографическая находка — полотно, где на рассветных холмах гор в один ряд стоят десятки золотых снопов, и четкие тени от каждого из них — ниспадающие от восходящего светила, словно клинки. А на переднем плане — сноп, пока солнцем не освещенный, — он цвета ежевичного джема... Три яруса красных черепичных крыш еще одного пейзажа Дзиова трогают не только композиционным прозрением, но и радостью бытия, очень напоминающего мир Брейгеля и Франса Хальса, вкусный, как дух только что испеченного крестьянского хлеба... Еще один пейзаж — сад, и за ним дом. Деревья на этом холсте Дзиова по технике словно выжжены иглой — каждая веточка, ее излом и изгиб, фактура коры: они грациозны, и в той же тональности — плетеный заборчик — «кау», такой домашний, теплый, сработанный, очевидно, терпеливыми руками старика... Интересны многофигурные композиции Дзиова, в них всегда элегантный баланс — нет суматохи и скученности, узнаваемы типажи, и порядок праздника или поминок... Приятным откровением явился для меня портрет осетинки, написанный мягко, почти прозрачно, а главное, точно по этносу, родовой и кровной принадлежности девушки к истокам... Она сдержанно красива не только внешне, — в ней угадываются ценности более высокого порядка... 

Дзиов любит стариков и детей, их у него в картинах множество, и если старики у него мудры и чудаковаты, то дети — наивны до слез. Это тоже верность истокам — неписаному уважению к старшим, неписаному снисхождению к младшим... Батрадз-ко-лорист изумляет искусностью, виртуозной техникой, верным подбором средств к цели. Вот перекаты холмов белых, как нуга, в широком мазке — шероховатость и бороздки от кисти. А вот тончайшая прямая линия... Тона яркие, как вспышка, потаенные, сложные, многослойные, сочетающие весь спектр... Воздушная мотыльковая легкость и неуклюжая тяжеловесность — все подвластно Дзиову. Батрадз, как и большинство живописцев, любит игру светотени. Очень эффектно смотрится на одном из его полотен зодиакальный свет — солнечное пятно, упавшее на аул сквозь разрывы туч... А на автопортрете угадывается ироничная усмешка, словно он собирается рассказать смешную историю. С кистью и мольбертом. А за спиной — горная Саниба, родное село, родина... 

 

Аслан Арчегов, мастерская которого находится через стенку от творческой лаборатории Дзиова, можно сказать, антипод Батрадза, и едины они только в любви к искусству. Шумный весельчак, балагур и человеколюб, с большими, как локаторы, ушами и вечно бритой аланской головой, мне он напоминает одного из персонажей фантастической картины Махарбека Туганова «Пир нартов»... Однажды, в горах, из машины я увидел долговязую фигуру с посохом, бредущую по тропе, как мне показалось, в неизвестность... Фигурой оказался Арчегов. Он шел по родной земле, как следопыт и хозяин, и мне это понравилось, — многие художники сидят в своих мастерских чуть ли не двадцать четыре часа в сутки, мало работают, много пьют и охмуряют залетающих к ним бабочек-однодневок... Аслан исколесил весь Союз, можно сказать, от Карпат до Курил, ибо глубоко убежден, что новые впечатления для художника — это его хлеб насущный. И он прав. Впечатлений у Аслана — море, и он их заносит на холсты — небольшие, как правило, по размеру, но впечатляющие калейдоскопической мозаикой виденного и пережитого... 

Есть художники-универсалы, которые могут менять стиль, манеру письма в зависимости от задачи или видения объекта внимания. Мир знает творцов, не изменяющих одной-единствен-ной технике исполнения всех или почти всех своих работ. Ближе к последним — Арчегов, все или почти все работы которого лишены пронзительной ясности письма, — они как бы в дымке, на них легкий полупрозрачный флер, и это, думаю, не самоцель и, конечно же, не от бедности выразительных средств... Отметим, что подавляющее число его работ исполнены акварелью, а даже непрофессионалам известно, как не прост труд аквалериста: один неверный мазок может испортить гармонию сотен или тысяч других на одном единственном листе... А если таких листов сотни? Что мне симпатично в работах Аслана, так это их палитра. Мало у него работ «широкой» кисти и очень много — кисти тончайшей, и каждая из них, говоря образно, словно цветной лоскут с хвоста жар-птицы... Общеизвестно, что в природе чистого цвета нет. Острый глаз всегда отметит тысячу и один оттенок, глядя даже на сплошной зеленый луг, и здесь Арчегов неотразим. Его пейзажи — залежи цветовых гамм, камерных ноктюрнов, полифонических симфоний, и, может, поэтому его работы не смотришь, а скрупулезно рассматриваешь, ибо впечатляет и первый взгляд на них, но еще больше — последующий. Из-за «персонификации» каждого мазка, каждой капли краски ватман Ар-чегова всегда дышит то морской или озерной прохладой, то плотным горным ветром, то пустынной жарой, то лютым морозом. Чувствуются даже запахи!.. Арчегов в своих работах старается избегать контрастности — он любит свет рассеянный и ровный, чтобы не исчезла ни одна, даже мельчайшая деталь «вида», попавшего в ограничительный квадрат рамы. Подобная «объективность» — из области миропонимания, мироощущения художника. Мир для него значителен и равновелик и в малом, и в большом, и в микро-, и в макрокосме, ибо создан не безрассудной стихией, а изначально творцом! Арчегов любит экспериментировать, — поиск новых выразительных средств — сверхзадача любого художника, таким образом он открывает неведомые доселе грани в себе и в окружающей действительности. Но эксперименты Аслана всегда плотно завязаны на творческий опыт, поэтому ряд его работ, где «модифицируется» такая беспредельность, как женское тело, своей размытостью, близкой к ирреальности, еле слышимой цветовой гаммой экспериментом в чистом виде не назовешь. В листах чувствуется сольфеджио, скрипичность: это — неконкретика тайны, полет в неизбежную неизвестность, но ще-мяще близкую, ибо женщина не только тайна, но и откровение, не только фея, но и мать... 

В свое время мир потрясла музыкальность работ Чюрлениса, пластическое совершенство офортов и гравюр Красаускаса... Где-то на этом магистральном пути ищет Арчегов, и в руках у него не линейка эпигона, а лампа Алладина, — видеть этот его цикл безучастным и холодным невозможно. Обыватель прикидывает, творец — мыслит! Арчегов, жадный до книги, театра, кино, старых традиций и свежих веяний, интересен и сам по себе. Он внимательный слушатель, оригинальный рассказчик, доброжелательный и демократичный инициатор в любом деле, способном поднять уровень и престиж культурной жизни республики... 

Нет мастеров, которые бы творили только шедевры. Творческий процесс не конвейер, а, действительно, как писал Маяковский, — «езда в незнаемое»... Сочетание удач и неудач — закономерность. Важно другое: личность или не личность берется за кисть и отправляется в рискованное путешествие... Два совершенно разных художника, о которых этот очерк — личности, ибо вот уже полвека поднимаются не к бутафорскому пику сомнительной славы и неискренних почестей, а к вершинам познания, где нужны не крепкие локти, а пытливый ум и всепоглощающая страсть. 



<==    Версия для печати
Реклама:

Ossetoans.com allingvo.ru OsGenocid OsGenocid ALANNEWS jaszokegyesulete.hu mahdug.ru iudzinad.ru

Архив публикаций
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
» Последнее интервью Сергея Таболова