Iriston.com
www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Написать Админу Писать админу
 
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.


Перечень дружественных сайтов и сайтов, схожих по тематике.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Статьи Словари
Здравствуйте, Гость
Регистрация | Вход
Опубл. 02.10.2007 | прочитано 13268 раз |  Комментарии (0)     Автор: Tabol Вернуться на начальную страницу Tabol
УЩЕЛЬЕ КУРТАТА

Каждое ущелье горной Осетии наделено своей, только ему присущей красотой и неповторимо. Одно из красивейших — Куртатинское ущелье, орошаемое холодным Фиагдоном и его притоками. У небольшого селения Дзуарикау, находящегося примерно на полпути между г. Орджоникидзе и Алагиром, дорога поворачивает к левому берегу реки и ведет в глубину тенистого ущелья, обрамленного лесистыми хребтами с зеленеющими альпийскими лугами на вершинах. Она плавно, без крутых подъемов и спусков, влечет нас все дальше и дальше, открывая за каждым своим поворотом все новые живописные дубравы, лужайки и нагромождения скал. Справа от дороги промелькнуло несколько домиков. Это село Гусыра, стоящее при впадении в Фиагдон его притока Карцадона.
Придорожные поминальные памятники «цырты». <br>XIX век. Куртатинское ущелье
Придорожные поминальные памятники «цырты».
XIX век. Куртатинское ущелье
 

Несколько выше Гусыра через дорогу течет поток чистой, холодной воды. Здесь стоит остановиться — это одно из множества маленьких чудес природы. Поднявшись метров пятнадцать вдоль потока вверх, мы с изумлением обнаруживаем, что водопад хлещет из узкой горизонтальной щели в скале, а сама щель удивительно напоминает слегка приоткрытый рот какого-то чудовища. Вероятно, ниспадающий с гор водный поток где-то выше уходит под землю и, размыв на своем пути мягкие осадочные породы, у дороги вырывается наружу. Это явление может быть связано с карстом, встречающимся в пределах Передового хребта. 

Километрах в восьми выше Гусыра дорога идет мимо нависающих козырьком серо-желтых скал. Сейчас это узкое место расширено, и дорога безопасна. Проехав нависающий скальный массив, мы встречаемся еще с одним из маленьких природных чудес. Место это у осетин называется «Кадаргаван». Клокочущий далеко внизу Фиагдон пропилил здесь в хребте узкую, словно удар меча, щель. И в этой огромной расселине, перекрывая ее от скалы до скалы, застрял невесть откуда сорвавшийся громадный валун, поросший несколькими деревцами и кустами. Под ним с ревом, покрытый косматой пеной, несется Фиагдон. Картина редкая даже для Кавказских гор! 

Еще несколько поворотов дороги — и на левом берегу появляется селение Дзивгис, занимающее почти ровную террасу между рекой и обрывами горы Кариу-хох. Первое, что бросается в глаза, — руины каменных жилых домов и башен, теснящиеся на небольшом пространстве. Лишь пять-шесть домов, выбеленных и с плоскими, мазанными глиной крышами, свидетельствуют об остатках некогда бившей ключом жизни.
Орнамент на придорожных памятниках. <br>Куртатинское ущелье
Орнамент на придорожных памятниках.
Куртатинское ущелье
 

В Дзивгисе много интересного. Прежде всего это башни, а точнее говоря, целые крепости, пристроенные к пещерам и естественным полостям, тянущимся вдоль подошвы скального массива. Кажется, нет ни одной мало-мальски значительной пещеры или навеса в скалах, не закрытых мощной стеной и превращенных в неприступную твердыню. Повсюду зияют провалы входов с арочными завершениями, окна, узкие подслеповатые бойницы, направленные к противоположному берегу реки. Эти твердыни Дзивгиса живо напоминают нам о таких же башнях Нузала и «башне кровника» между селениями Хуссар-Хинцаг и Кахтысаром. 

В 1912 году краевед из Владикавказа Ф. С. Панкратов был в Дзивгисе и так описал свои впечатления об этих башнях: «Положительно изумляешься, кто и как мог возвести эти колоссальные сооружения и каких все это стоило баснословных трудов, какой титанической работы. В одну из этих башен нам удалось попасть; это самая нижняя и ближе всего спускающаяся к селению. А попасть в нее пришлось только с крыши дома одного сельчанина при помощи двухсаженной лестницы и затем уже по 15—20 вырубленным в скале ступенькам, причем каждую минуту приходилось рисковать своей головой в ожидании, что сорвешься с высоты 4—5 саженей. Это скорее маленькая крепостца, чем башня. В скале самой природой или искусственным путем устроена огромная пещера под гранитным навесом, где с успехом может поместиться до ста человек. Пещера эта тянется далеко в глубину горы, но до конца ее никто не доходил» [1]. 

На южной окраине селения разбросано несколько типичных осетинских позднесредневековых склепов. С их архитектурой мы уже знакомы по Даргавсу, а содержимое их, судя по всему, такое же, как в «Городе мертвых». Но один полуподземный склеп со следами побелки несколько необычен — на фасадной стене он украшен рельефной аркой, как бы обрамляющей входное отверстие. В соседней Тагаурии склепов с таким декоративным элементом нет.
Селение Дзивгис. Звонница церкви
Селение Дзивгис. Звонница церкви
 

А теперь познакомимся с самым колоритным памятником Дзивгиса. На той же южной окраине селения у самого берега реки находится любопытнейший культовый комплекс «Дзивгисы дзуар». Он состоит из христианского храма и чисто языческого святилища, окруженных общей каменной оградой, — сочетание, символичное для горной Осетии. 

Калитка в ступенчатой булыжной стене ведет во внешний дворик. Прямо перед нами — алтарная часть христианского храма, местным населением именуемого «Уастырджи кувандон» — «молельня св. Георгия». Видимо, церковь была посвящена Георгию, очень популярному на Кавказе. Время ее сооружения достоверно не известно, но в литературе церковь обычно относят к XVII веку, — видимо, на основании колокола с грузинской надписью, гласившей: «Я, царь Карталинский, патрон Георгий, в году 301 (1613) пожертвовал колокол сей тебе, Святому Георгию Дзивгисскому, дабы дарована была нам победа». Этот колокол в 70-х годах прошлого столетия видел В. Б. Пфаф. Еще два колокола с грузинскими надписями несколько позже отметил академик В. Ф. Миллер. 

Как видим, здесь, как и в Рекоме, явственно чувствуется грузинское влияние, также восходящее к XVII веку. Многие даже саму Дзивгисскую церковь считают грузинского происхождения. Разумеется, это не исключено. Нельзя не заметить типологической близости церкви Дзивгиса и Рекома — та же базиличная композиция здания с входом в южной стене, но осложненная пристроенной к восточной стене полуциркульной апсидой.  

Архитектурная разработка последней, однако, не вяжется с нашими представлениями о грузинском церковном зодчестве. Этому «мешают» восемь гуртов — сплошных полочек из плит, расчленяющих конху (раковину) апсиды снаружи. Безусловно, эта особенность объединяет Дзивгисскую церковь с чисто местным зодчеством, где ряды подобных полочек чрезвычайно характерны для башен и склепов (вспомним хотя бы «Город мертвых» Даргавса). Второй чисто местный элемент — фаллическое каменное навершие, венчающее конец апсиды. Оно возвращает нас к местной склеповой архитектуре — многие надземные склепы увенчаны подобными навершиями. 

Внутреннее убранство церкви очень скромно — несколько позднейших икон в алтаре и углубленные (нанесенные по сырой штукатурке) отпечатки рук и фигуры крестов на левой стене алтаря.
Памятник В. И. Ленину от горцев Куртатинского ущелья. <br>1924 г.
Памятник В. И. Ленину от горцев Куртатинского ущелья.
1924 г.
 

Старые авторы отмечают, что празднества в Дзивгисской церкви устраивались ежегодно с 6 по 14 ноября, привлекая множество людей со всего Куртатинского ущелья, и сопровождались жертвоприношениями в виде баранов, пива и араки. Название праздника «джиоргуба» также грузинское и связано с именем Георгия Победоносца. По свидетельству А. М. Дирра, видную роль в праздновании джиоргубы играл шут, одетый в лохмотья, маску и вооруженный деревянными ружьем, мечом и часами. Когда он бросал один из этих предметов в одного из присутствующих, тот должен был пожертвовать что-нибудь дзуару — обычно деньги, большая часть коих шла людям, сварившим пиво. 

Как и в Рекоме, право входа внутрь церкви имел один жрец — дзуарлаг. Отметим, что с начала нашего столетия должность дзуарлага стала в Осетии наследственной, переходя от отца к сыну. Так, фамилия Гутцевых поставляет жрецов святилища Найфат в Даргавском ущелье, а потомственными жрецами «Дзивгисы дзуара» являются старики из фамилии Елкановых либо из фамилии Хаматовых.  

Откроем обитую железом калитку во второй стене, ограждающей внутренний дворик святилища, и зайдем внутрь. Справа от входа в стену вставлена плита, говорящая о ремонте дзуара неким Цгоевым в 1902 году и упоминающая также имена тогдашних дзуарлагов Хаматова и Елканова. Правее надписи прямо на стене стоит небольшая кирпичная звонница с железным стержнем, к которому подвешено два литых колокола. Вдоль южного фасада церкви лежат жертвенные рога животных, у входа стоит деревянный ящик — копилка для пожертвования. 

Рядом с церковью — почти вплотную к ней — стоит обычное, ничем не примечательное здание, похожее на жилой дом. Оно предназначено для ритуальных пиршеств — кувдов. Внутри это довольно просторный зал с рядом деревянных опорных столбов посередине, деревянными столами и скамьями вдоль стен.
Памятник воинам-куртатинцам, 1970 г.
Памятник воинам-куртатинцам, 1970 г.
 

«Дзивгисы дзуар» являет нам еще один живой пример того, как традиционное для осетин, истоками своими уходящее в толщу веков и очень живучее язычество не только успешно противостоит, но и перекрывает христианство. Этот причудливый сплав разнородных, подчас противоречивых, но мирно уживающихся между собой элементов, до сравнительно недавнего времени составляющих основу мировоззрения народа, еще слабо изучен наукой.  

Однако нам пора покинуть уютный Дзивгис и двинуться дальше. За Дзивгисом открывается широкая, привольно раскинувшаяся по берегам Фиагдона горная долина, над которой справа возвышается скалистый красавец Кариу-хох. Повсюду чернеют башни и зияют руины заброшенных горных селений — свидетели жизни некогда сильного и многочисленного Куртатинского осетинского общества. 

Видимо, это обилие средневековых памятников дало в свое время ряду историков (П. Г. Буткову, В. Б. Пфафу, Ф. С. Панкратову) основание предположить, что именно в Куртатинском ущелье находился «ясский славный город» Дедяков. Сейчас это заключение, не подкрепленное конкретными фактами, признано ошибочным — как мы говорили выше, летописный Дедяков локализуется на Татартупе. И тем не менее Куртатинское ущелье — один из основных очагов формирования осетинского народа и его национальной культуры с эпохи раннего средневековья. Не позже VIII века оно было заселено и освоено прямыми предками осетин — аланами, оставившими около селения Лац свой катакомбный могильник.
Селение Цимити
Селение Цимити
 

Первый на нашем пути населенный пункт — Даллагкау, приютившийся у Фиагдона. Руины жилых комплексов, лес башен и склепов... Раньше это было довольно крупное селение, еще в 1912 году насчитывавшее 62 двора и 658 жителей. Сейчас — как и всюду — село опустело, население передвинулось на плодородную равнину и в города. Велика тяга горцев к современной жизни и культуре, и даже вековечные родовые гнезда гор не в состоянии удержать их от этого движения. И не случайно из Даллагкау вышел ряд видных общественных и культурных деятелей. Первым среди них нужно назвать драматурга и основоположника осетинского театра Элбасдуко Бритаева, создавшего по мотивам фольклора известную трагедию «Амран». Характерная особенность Даллагкау — концентрация склепов внутри селения, между жилыми домами, что встречается не так уж часто. Шесть больших склепов стоят у самой реки. Обратим внимание на два из них, стоящие близ старой дороги. По преданию, в этих склепах покоятся родоначальники куртатинцев и тагаурцев, братья Куртат и Тагаур. Даллагкау вообще считался колыбелью куртатинцев. Согласно местным легендам, записанным В.Ф. Миллером, Куртат со своим братом Тагауром (или Тага) переселился сюда из Алагирского ущелья и основал на Фиагдоне село. Впоследствии Куртат остался здесь, положив начало куртатинцам, а Тага выселился в ущелье Даргавса и явился родоначальником Тагаурского осетинского общества. Таковы народные легенды. Подлинная же история заселения ущелий Осетии до сих пор во многом неясна.  

Недалеко от Даллагкау шоссе поворачивает влево и круто взбирается в гору. Это — дорога мимо разрушенных башен и домов, к перевалу в Даргавское ущелье. Дорога, идущая прямо, ведет в городок Фиагдонского рудника, застроенный современными пятиэтажными домами. Но не спешите пройти мимо развилки этих двух дорог...
Селение Цимити. Башня Басаевых
Селение Цимити. Башня Басаевых
 

В 1924 году, вскоре после смерти В. И. Ленина, горцы Куртатинского ущелья поставили открытый всем ветрам и солнцу непритязательный памятник. Огромная грубо обработанная серая плита с надписью «Ленин 1924» не потрясает «бронзы многопудьем» и глубоким совершенством линий и форм. Но какой глубокий человеческий смысл вложен в этот памятник! Горцы никому тогда неведомого Куртатинского ущелья, веками прозябавшие в невежестве и нищете и сбросившие наконец тяжкое ярмо со своих плеч, одними из первых в стране почтили память вождя революции. Горский памятник Ленину — это не только дань уважения, но и символ верности, проверенной в годы Великой Отечественной войны.  

Против ленинского обелиска на небольшом холме возвышается еще один волнующий памятник. Стройный красавец конь под седлом низко опустил голову, оплакивая своего павшего в бою наездника. Лихим он был джигитом и немало врагов полегло от его руки... Вдали от родины сложил свою голову джигит-куртатинец, и могила его неизвестна. А ведь таких воинов-куртатинцев, не вернувшихся с полей Великой Отечественной войны, более двухсот! С честью прошли они через все испытания и внесли достойную лепту в нашу великую победу над фашизмом и мракобесием. Верный конь на символической братской могиле воинов-куртатинцев — это память и скорбь всей Осетии о тысячах и тысячах своих сынов...  

Живы павшие солдаты в широкой и щедрой душе Иристона. Разве не об этом свидетельствует прекрасный, берущий за душу памятник, изваянный скульптором Даурбеком Цораевым на народные пожертвования?
Селение Цимити. <br>Петроглиф на башне Талхановых
Селение Цимити.
Петроглиф на башне Талхановых
 

Дальше наш путь через шахтерский городок Фиагдон лежит в горное селение Цимити. В Куртатинском ущелье это было, пожалуй, самое большое селение. Поднявшись по крутой каменистой дороге на отрог Кариу-хоха, мы попадаем в лабиринт узких улочек, сжатых безмолвными каменными стенами. То там, то здесь возвышаются громады заброшенных боевых башен. В центре села устремилась ввысь башня Басаевых, недалеко от нее башня Талхановых. Эта башня интересна высеченным на ней графическим рисунком — петроглифом. Второй петроглиф, изображающий схематичные фигуры людей и какого-то животного между ними, выбит на одном из склепов близ Цимити. Достойно внимания, что в других ущельях Северной Осетии петроглифы неизвестны, и эти символические, далеко еще не раскрытые рисунки сконцентрированы именно в Цимити. Случайность ли это или в Цимити жил безвестный художник, высекавший свои картины на камнях построек?  

Против Цимити, но ниже его и ближе к реке лежит селение Лац. Видимо, оно немного древнее Цимити; около Лаца недавно открыт аланский катакомбный могильник, а в самом Лаце Л.П. Семеновым и Е.Г. Пчелиной раскопан курган с довольно богатыми захоронениями, давшими прекрасный прямой меч XVII века и иноземного происхождения стеклянный кубок, сплошь покрытый ячейками. Признаком седой старины может быть и чашечный камень, лежащий в центре Лаца около башни. Это большая плоская плита с множеством выбитых на ее поверхности углублений в виде лунок или чашечек. Археологи связывают чашечные камни с широко распространенным на Кавказе древним языческим культом. Одним из ритуалов этого культа было заклание жертвенного животного на чашечном камне. В углублениях-чашках собиралась священная кровь жертвы.
Селение Лац. <br>Древний чашечный камень
Селение Лац.
Древний чашечный камень
 

Другой широко известной достопримечательностью Лаца является «ныхас» — большие плоские камни-седалища, расположенные на площади Лаца по кругу. В центре особенно массивный камень с углублением наподобие кресла. 

Ныхас — это место общественных сборов и совещаний, своего рода осетинское вече, доступ куда имели только мужчины. 

Здесь умудренные опытом старики решали все важнейшие дела села, вершили суд и творили мир. Принятые на ныхасе решения были обязательны — ведь в старину жизнь горца не регламентировалась законом и основывалась на народном праве — «адате». Ныхас — центр общественной жизни селения, а истоки его лежат в неоглядной дали времени. Не об этом ли говорят нам упоминания ныхаса в нартском эпосе: «Собрались как-то нарты на ныхас, И все они решили в тот же час» [2].  

Народные предания осетин связывают ныхас в Лаце с нартами, называют его «нартским ныхасом». Там же показывают и могилы нартов. Конечно, это результат цветистой народной фантазии, стремившейся наделить легендарных нартов реальными чертами. Но из тех же фактов (которые можно умножить) видно, как глубоки корни нартского эпоса в народе. 

Выше Лаца ущелье становится теснее, а дорога — все более каменистой и узкой. Миновав селение Хидикус и Харискин на левом берегу реки, мы примерно на шестом километре от Лаца достигаем моста, переброшенного через Фиагдон.
Селение Лац. «Нартский ныхас»
Селение Лац. «Нартский ныхас»
 

Несколько выше моста хорошо виден еще один памятник седой старины — мощная оборонительная стена, некогда перекрывавшая верхнюю часть ущелья Куртата. Начинаясь на левом берегу реки от подошвы крутой горы, стена спускается вниз до бушующего потока и продолжается на правом берегу, поднимаясь вверх по крутому откосу. 

Кто, когда и против кого строил эту стену? Она еще по существу не изучена, и эти вопросы остаются пока открытыми, хотя археолог П. С. Уварова в 1900 году, называя Куртатинскую стену «знаменитой Кавказской стеной», писала, что она возведена,«по мнению грузинских источников, грузинскими царями, по византийским — самим Юстинианом для защиты покоренных провинций от всегда непокорных жителей гор»[3]. Второе маловероятно — Куртатинская стена сложена из камня и кирпича, слишком похожего на позднейший, с применением известкового раствора. Она напоминает упоминавшиеся выше Ворота Чырамад в Алагирском ущелье. 

По всей вероятности, скорее, видимо, правы грузинские источники, а сама стена (судя по строительным материалам и технике кладки) могла быть построена примерно в XVI—XVII веке.  

С северной стороны стены видны следы двух башен, обращенных в глубь ущелья. Ясно, что башни выдвигались в том направлении, откуда ожидалась опасность. Значит, строители стены ждали нападения с севера? Как будто так, и это лишь может подтвердить предположение о сооружении Куртатинскои стены грузинскими феодалами. Но, во всяком случае, несомненно одно — мощь стены поражает наше воображение и заставляет вспомнить, что все ущелья Осетии, ведущие к перевалам в Закавказье, в средневековье были перекрыты такими же запорами. Это целая система оборонительных сооружений, призванных не только защищать Грузию от беспокойных северных горцев и степных номадов, но и контролировать главные торговые пути на север, на Волгу и в Россию.
Оборонительная стена в верхней части <br>Куртатинского ущелья
Оборонительная стена в верхней части
Куртатинского ущелья
 

Добравшись до поднебесного селения Хилак и испив из шипучего минерального источника, мы возвращаемся назад. 

Наше путешествие было кратким и не исчерпало всего, что можно увидеть и услышать в древнем ущелье Куртата. 

«Без сомнения, Куртатинское ущелье в недрах своих до сих пор скрывает много таинственного»,— писал Ф.С. Панкратов[4]. 

Слова эти не потеряли своего смысла и сейчас — ущелье Куртата полно не только природных красот, но и нераскрытых загадок истории. 

Наше небольшое путешествие в древний Иристон подошло к концу. 

Сколько интересных и волнующих страниц из истории и культуры маленького осетинского народа мы попытались прочитать, а сколько их еще не прочитано! Поистине каждый народ нашей необъятной Родины — велик он или мал, в горах ли он живет или в таежных лесах — достоин самой внимательной, уважительной любознательности нас всех, и нет при этом неравных. 

Недаром говорят, что и малые звезды светят. Пусть ярче светят звезды всех советских народов в братском созвездии Родины!  

Узнавая величественное прошлое наших народов, мы тем самым глубже постигаем прекрасное настоящее. Как тут не вспомнить замечательные строки великого Гёте: 

 

«Но есть ли что приятнее на свете,  

Чем углубляться в дух иных столетий  

И умозаключать из их работ,  

Как далеко шагнули мы вперед?» [5] 

 

 

В. А. КУЗНЕЦОВ  

«ПУТЕШЕСТВИЕ В ДРЕВНИЙ ИРИСТОН»  

МОСКВА «ИСКУССТВО» 1974  

 

 

_________________________________ 

[1] Ф. С, Панкратов (Гребенец). Могильники в Куртатинском ущелье «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа», вып. XLIV, Тифлис, 1915, стр. 63—64. 

[2] Нарты. Эпос осетинского народа, М., 1957, стр. 362. 

[3] П.С. Уварова. Могильники Северного Кавказа «Материалы по археологии Кавказа», вып. VIII, М., 1900, стр. 169. 

[4] Ф.С. Панкратов (Гребенец). Могильники в Куртатинском ущелье, стр. 85. 

[5] Иоганн-Вольфганг Гёте. Фауст. Избранные произведения, М., 1950, стр. 431. 



<==    Комментарии (0)      Версия для печати
Реклама: Сухой лед купить москва. Научное шоу сухой лед amarcotechnology.ru.

Ossetoans.com allingvo.ru OsGenocid OsGenocid ALANNEWS jaszokegyesulete.hu mahdug.ru iudzinad.ru

Архив публикаций
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
» Последнее интервью Сергея Таболова