Iriston.com
www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Написать Админу Писать админу
 
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.


Перечень дружественных сайтов и сайтов, схожих по тематике.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Статьи Словари
Здравствуйте, Гость
Регистрация | Вход
Опубл. 11.12.2010 | прочитано 15988 раз |  Комментарии (0)     Автор: Tabol Вернуться на начальную страницу Tabol
СВАДЕБНАЯ ОДЕЖДА

Одним из ярких элементов этнического своеобразия народов является одежда. Одежда бывает повсе-дневной, праздничной и ритуальной. К последней относятся свадебные костюмы жениха и невесты. Традици-онный костюм бывает ограниченным больше этнически, чем сословно, что является свидетельством единства мифопоэтических представлений о мире (2, с.319). В этом отношении интересно замечание Т.Д. Равдоникас о том, что аланская одежда была одинаковой для мужчин и женщин, а социальные отличия ее заключались в качестве материала и украшений (низшие слои общества носили этнические формы одежды из простых до-мотканых материалов, а костюм феодальной знати отличался лучшим качеством материала, большим коли-чеством украшений) (12, с. 208). Это верно и в отношении осетинской одежды. 

У осетин различия в одежде и ее элементах были связаны также с различными возрастными классами. 

К сожалению, осетинскому костюму было уделено недостаточно внимания в осетиноведении. Эта тема интересна как с точки зрения описания и систематизации материала, так и выявления генезиса элементов осетинской одежды и их семантики. 

 

Женский свадебный костюм 

Основными элементами женского свадебного костюма являлись рубаха (хæдон), корсет (хæлынкæрц), кафтанчик (цыбыр куырæт), распашное платье (разгом къаба), шапочка (ног чындзы худ), фа-та (ног чындзы хыз), обувь (къахы дарæс). 

Кафтанчик (цыбыр куырæт) 

Девушка начинала носить кафтанчик с момента, когда она вступала в брачный возраст и начи-нала ходить на танцы. Он надевался поверх рубахи под распашное платье. Шили его по возможности из доро-гих тканей (бархата, атласа, плотного шелка). Кафтанчик схватывал и стягивал фигуру от плечей до талии. При застегивании он туго натягивался, иначе, если одежда была свободной, нагрудные застежки бы расстеги-вались (12, с. 137). Ворот, борта, подол кафтанчика украшались галуном и вышивкой золотыми нитками. 

Наибольшей устойчивостью узора отличалась вышивка в углу полочки кафтанчика. Чаще всего это был равнобедренный треугольник, обращенный вершиной в угол полы. От основания этого треугольника отходи-ли изогнутые кривые, напоминавшие иногда рога. По всей видимости, эти фигуры выполняли функцию обе-рега и символизировали плодородие. 

Кафтанчик надевали под распашное платье, из-под которого были видны его отдельные части, поэтому он распался на: 

1. нагрудник с застежками, 

2. нижние полочки на пояске, 

3. нарукавники, 

4. воротничок. 

Под кафтанчик одевалась шелковая или ситцевая рубаха с длинными и широкими рукавами, в которых скрывались кисти рук. Цвет рубахи был красный или желтый (15, с.22). 

 

Нагрудные застежки 

Одним из элементов традиционного женского свадебного костюма осетин являются нагрудные застежки, которые пришивались на платье или кафтанчик и прошли путь от собственно застежек к их имитации — украшениям. Несмотря на то, что нагрудные застежки были частью праздничного костюма многих народов Северного Кавказа, исследователи связывают их происхождение с аланами, так как все ранние образцы рассматриваемых предметов на Кавказе были обнаружены в погребальных комплексах Осетии (4, с.56). 

В.И. Батчаев, балкарский исследователь, составил схему эволюции кавказских нагрудных застежек с VI по XX вв., проследив преемственность их формы и конструкции. Форма со временем менялась, но конструкция оставалась неизменной. Особенность последней состоит в том, что «петля» и вдеваемая в нее «пуговица» отлиты (или скованы) непосредственно вместе с декоративной планкой-щитком и составляют с этим щитком единое целое (4, с. 56). 

К концу XIX в. в комплект нагрудных застежек входило от 7 до 18 пар, в зависимости от размера и плот-ности их размещения. Застежки были разного размера, от длинных 15–20 см наверху до 9 см внизу верти-кального ряда (6, с. 77). Различались они также и шириной. Большинство ювелиров делало застежки 1,5 см шириной, тогда в комплект входило 13–19 пар. Отдельные ювелиры делали застежки очень широкими — 4–5 см, и в комплект входило 7–8 пар. Крючки изготовлялись из серебра с позолотой и были украшены филигра-нью, чернью и зернью (6, с. 77). 

У балкарцев и карачаевцев верхняя пара нагрудных застежек была иногда представлена в виде двух птиц. Застежки в виде двух птиц существовали еще в аланский период и по каким-то причинам у самих осетин не сохранились. На аланских застежках помимо головок хищных птиц встречалось изображение, подобное скифской богине, двух баранов, павлинов (в мифопоэтических системах многих народов символы солнца и плодородия) и стилизованных растительных побегов. Характерно, что на застежках карачаевцев и балкарцев в верхнем ряду также изображены именно хищные птицы. Это видно по хищному клюву и соответствующему «царскому» оперению птиц, в других случаях птицы изображались с кинжалом. 

На наш взгляд, изображения на нагрудных застежках птиц, богини, баранов символизировали фарн. Напомним, что в иранской традиции фарн имел множество воплощений, соответствующих вышеперечисленным изображениям. Образ хищной птицы, сохранившийся на кавказских нагрудных застежках до конца XIX в., является изображением одной из инкарнаций царского фарна у иранцев. 

Вместе с тем, застежки с птицами в верхнем ряду можно рассматривать как одну из реализаций образа древа жизни, устойчиво сохранившегося в осетинских орнаментах. Известно, что пара птиц, сидящих на ветвях древа жизни, воплощает в себе идею плодородия, благополучия и богатства. Птицы в ритуальном плане выступают как своего рода стражи богатства и гаранты правильности совершения ритуала (8, с. 237–239). 

Итак, помимо утилитарных и знаковых функций, застежки у алан-осетин выполняли и магические функции, символизировали фарн. 

 

Корсет (хæлынкæрц) 

Важным элементом свадебного костюма невесты был корсет, который одевался на рубаху под кафтанчик. В прежние времена он мог быть и из кожи (хæлын), в поздние — из двух или трех слоев шелка. Верхняя часть корсета доходила до подмышек, нижняя — до талии, или немного ниже. Спереди корсет был завязан на мелкие узелки тесьмой или шнуром (æлдым-быд). Для того, чтобы молодой не развязывал шнур зубами, его натирали перцем, а иногда и мылом. Существовал запрет использовать что-либо острое для раз-вязывания шнура. Если в первую ночь молодому не удавалось развязать корсет, то он не имел права притра-гиваться к молодой. Если шнур был разрезан или порван это считалось позором для мужчины. 

Корсет, после того как его снимут, надо было вернуть женщине (соседке или родственнице невесты), которая его сшила, приложив к нему подарок. 

 

Распашное платье (разгом къаба) 

Поверх кафтанчика надевалось распашное платье (разгом къаба) светлых тонов. Покрой его во многом совпадал с мужской черкеской (цухъа). 

Особенностью свадебного платья является широкий висячий рукав (уæларм), который восходит еще к скифским временам (см. рис. 13). 

Как отмечала Е.Н. Студенецкая, висячий, длинный рукав, иногда переходящий в лопасть, был характе-рен не только для праздничных платьев женщин определенной социальной среды — феодальной верхушки. Преувеличенно длинные рукава, низко висящие лопасти были очень неудобны для работы и не могли быть повседневными. Они подчеркивали именно праздность, возможность не работать: кратковременную для большинства (свадьба, праздник) или постоянную для высших сословий (12, с. 169). 

Полочки, рукава и подол платья были украшены растительным и геометрическим орнаментом, который, как и нагрудные застежки, символизировал древо жизни (невесту в осетинском фольклоре часто сравнивали с плодоносящим деревом) и служил в качестве магического оберега. 

Аналогичные рукава были элементом средневекового мужского и женского костюма высших сословий как в Западной Европе, так и на Руси, что является свидетельством этнокультурных связей наших исторических предков с разными народами. 

 

Пояс (камари) 

Поверх распашного платья одевался пояс (камари), который, как и кафтанчик, девушка начинала носить в период, когда ее уже можно было сватать. По своей форме, качеству и материалу пояса отличались разнообразием и зависели от материальных возможностей. Серебряные пояса имели большую ценность и передавались из поколения в поколение в качестве наследства, приданого, подарков. 

 

Шапочки (чындзы худ) 

Частью свадебного костюма были шапочки (чындзы худ). Они имели форму усеченного конуса с плоским дном, обтягивались красным бархатом. Околыш и донышко украшались золотым шитьем (хæрдгæхуыд) с зооморфным или растительным рисунком. 

По мнению исследователей, шапку одевали на невесту, с одной стороны, чтобы защитить ее от порчи, с другой, — шапка подчеркивала высокое положение невесты и жениха в контексте свадебной обрядности (3, с. 87). 

 

Фата (ног чындзы хыз) 

Поверх шапочки накидывалась тонкая белая кисея, которая в свою очередь прикрывалась обширной шелковой шалью, спускающейся на лицо (15, с.22). 

После того, как девушка была засватана, ей прикрывали голову и лицо куском красного сукна, и в таком виде она обходила в сопровождении родственниц аулы. По красному сукну на голове нетрудно было узнать девушку накануне вступления в новую жизнь (14, с.259). Последнее, по всей видимости, было одним из локальных вариантов свадебной одежды. 

 

Обувь (къахы дарæс). 

Специфической свадебной обувью, в отличие от праздничной, являлись деревянные башмачки — ходули, распространенные в отдельных районах Осетии преимущественно среди высшего сословия. 

 

Мужской костюм 

К свадьбе жених готовил новый комплект одежды, состоявший из шапки (худ), бешмета (куырæт), черкески (цухъа), штанов (хæлаф), ноговиц (зæнгой), обуви (къахы дарæс). «Получив разрешение жениться, — писал М.А. Мисиков, — парень прежде всего строил комнату. После этого он приобретал лошадь, новую одежду (черкеску, каракулевую шапку «бухар худ», сафьяновые чувяки и ноговицы» (10, с.25). 

Надо сказать, что костюм жениха мало чем отличался от того, который юноши получали по достижении совершеннолетия в 15–17 лет. Происходило это в честь первого выхода на сенокос, когда устраивался празд-ник «Цыргъисæн» (доел, «взятие острия»), посвященный громовику и патрону оружия Сафа/Сæрызæд (13, с.57). С этого момента юноша мог иметь коня, носить оружие, черкеску, папаху. Юноши из высших сословий до достижения совершеннолетия находились на воспитании у аталыков и проходили обучение всем рыцарским правилам. В 15–16 лет аталык одаривал своего воспитанника конем, оружием и новым комплек-том мужской одежды, после чего устраивался пир, соревнования с участием сверстников, и воспитанник (хъан) возвращался к родителям. В осетинской традиции долго сохранялись пережитки инициационных об-рядов, связанных с воинской идеологией и сопровождавших переход из одного возрастного класса в другой. 

 

Шапка (худ) 

Одним из главнейших предметов мужской одежды была шапка. Свадебным головным убором жениха являлась папаха (уæлдзарм худ) — высокая шапка из шкурки барашка. Жених не мог появиться в до-ме невесты без шапки. С ней у осетин связано много афоризмов: «Лæг лæгыл нымад уымæн у, æмæ худ дары» («Мужчина потому и считается мужчиной, что носит шапку»); «Худ дарынæн лæг хъæуы» («Чтобы шапку носить, нужен мужчина») и др. 

Как было отмечено выше, одной из инкарнаций фарна считался баран. Известно, что существовали го-ловные уборы в форме головы барана. В качестве предположения можно высказать мысль, что папаха была одним из символов фарна на голове мужчины. 

 

Бешмет (куырæт) 

Бешмет — это плечевая одежда с высоким стоячим воротником и застежкой спереди посереди-не до талии. Длина бешмета была выше колена или доходила до него. Исследователи находят сходство между бешметом и скифскими кафтанчиками (1, с. 609). По мнению А.Р. Чочиева, куырæт входил в ком-плект одежды, который юноши в традиционном осетинском обществе получали, пройдя очередную возрас-тную инициацию в юношеском возрасте (15, с. 76). Вероятность этого может быть подтверждена и тем, что и девушки начинали носить женский кафтанчик (куырæт) в период, когда их можно было сватать и они начи-нали ходить на танцы. 

 

Штаны (хæлаф) 

Штаны были элементом как мужского, так и женского костюма у народов Северного Кавказа. Исследователи по истории костюма отмечают, что длинные штаны, плотно прилегающие к ногам, являются элементом одежды, который в древнем мире был отличительным признаком целой группы индоевропейских народов, к которой принадлежали и скифы. Этот вид одежды важен как противоположность индийскому пе-реднику и накидкам греков и римлян (5, с.8). По всей видимости, необходимость в этом элементе костюма была связана с частой и длительной ездой на лошадях и климатическими условиями. 

Мужские брюки в поясе имели узкий поясок, в который продевали специальный шнурочек (астæубос), связанный из простых или шерстяных ниток. Часто шнурки эти были пестрые при сочетании красного, бело-го и черного цветов, рисунок был в полоску или же в клетку, а также крестиками (7, с. 226). 

 

Черкеска (цухъа) 

Черкеска — верхняя мужская одежда, по покрою близкая к бешмету, но без воротника и с от-крытой грудью. Этот элемент одежды восходит еще к скифским временам. Черкеска одевалась на бешмет. Вверху черкеска строго облегает стан, а от груди до талии застегивается на особые из нити петлички. От пояс-ницы и ниже черкеска расклешена и драпируется в складки. Рукава ее широки и закрывают руки до концов средних пальцев. 

Считается, что название «черкеска» было дано этой одежде русскими, которые впервые увидели ее на черкесах (12, с.91). 

Говоря о возрасте, когда осетины начинали носить черкеску, М.А. Мисиков отмечал, что «отроки и юно-ши одеваются несколько иначе. Первые большею частью щеголяют в рубашках, редко в бешметах. Последние до 15–17 лет редко одевают черкеску, обычно ходят в бешметах» (10, с. 33–34). 

Свою историю имеет такой элемент черкески, как газырницы. Нашитые на груди, они поя-вились в связи с широким распространением огнестрельного оружия. Первоначально газыри носили в кожа-ных сумках, укрепленных на ремне через плечо или на поясе. Со временем газырницы начали нашивать на черкеску по обеим сторонам груди. Первоначально их делали из кожи, реже из ткани, и они имели 7–10 отде-лений ( 12, с. 17). 

Свободные края черкески и рукава обшивались тесьмой (алдымбыд). Если одежда была выходной, то помимо тесьмы она обшивалась галуном из серебряных и золотых ниток. 

Длина черкески менялась в зависимости от времени, назначения (повседневная, праздничная) и соци-альной принадлежности ее хозяина. В конце XIX — начале XX вв. она была чуть ниже колен. В начале XX в. в моду вошли длинные черкески (до щиколоток и ниже) (12, с. 87). 

Наиболее почетным цветом черкески, согласно Нартовскому эпосу, был белый. 

 

Мужской пояс (ирон рон) 

Одним из важнейших элементов мужского горского костюма является узкий наборный пояс с декоративными бляшками (так называемый кавказский пояс), к которому прикреплялся кинжал (хъама). 

Исследователи связывают генезис «Кавказского» мужского пояса с воинскими поясами раннего средне-вековья. В средние века количество металлических накладок, их форма, орнаментация и взаиморасположе-ние представляли собой сложную систему закодированной информации, указывавшей на этническую и соци-альную принадлежность воина, его место в дружинной иерархии, боевые заслуги (10, с.166). 

В послемонгольскую эпоху, с исчезновением на Северном Кавказе развитых и стабильных форм государ-ственности и регулярных воинских контингентов, информационные функции поясов не сохранились (4, с. 98). 

По мнению других исследователей, исходными формами металлических бляшек на «кавказском» поясе послужили вещи сугубо утилитарного назначения: пороховница, кресало, шило и др. Со временем, когда не-обходимость во всех этих предметах отпала, они превратились в декоративные детали (12, с.95). 

Пояс, согласно мифологическому мышлению, выполнял и охранительные функции, так как заключал человека в круг. 

Итак, традиционный свадебный костюм осетин символизировал новый этап в жизни человека, связан-ный с изменением его социального статуса. Использование в костюме белого, красного, желтого и черного цветов и их оттенков связано, с цветовым кодом мифопоэтической модели мира осетин. 

 

Литература 

 

1. Абаев В. И. ИЭСОЯ. Т. 1. М.-Л.: Наука, 1958. 

2. Адоньева С. Б. Костюм как реплика // Кунсткамера. Этнографические тетради. Вып. 2–3. СПб., 1993. 

3. Байбурин А. К. Топорков А.Л. У истоков этикета. М.: Наука, 1990. 

4. Батчаев В. М. Из истории традиционной культуры балкарцев и карачаевцев. Нальчик: Эльбрус, 1986. 

5. Брун В., Тильке М. История костюма от древности до Нового времени. М.: Эксмо, 1996. 

6. Габуева О. А. Из истории ювелирного промысла Северной Осетии во второй половине XIX — начале XX вв. // Во-просы осетинской археологии и этнографии. Вып. 2. Орджоникидзе, 1982. 

7. Гаглоева 3. Д. Осетинский национальный костюм// Известия ЮОНИИ. Т. XIII. Цхинвал, 1964. 

8. Иванов В. В. Топоров В.Н. Птицы // Мифы народов мира. М.: СЭ, 1992. 

9. Магомедов А. Д. Мужские наборные пояса народов Северного Кавказа: Формирование и развитие художественной традиции// СЭ. 1988. № 2. 

10. Мисиков М. А. Материалы для антропологии осетин. Одесса, 1916. 

11. Плетнева С. А. От кочевий к городам. М.: . Наука, 1967. 

12. Равдоникас Т. Д. О некоторых типах аланской одежды X—XII вв. // КЭС. Вып. V. М.: Наука, 1972. 

13. Смирнова Я. С. Детский и свадебный циклы обычаев и обрядов у народов Северного Кавказа // КЭС. Вып. 6. М.: Наука, 1976. 

14. Студенецкая Е. Н. Одежда народов Северного Кавказа. ХУШ-ХХ вв. М.: Наука, 1989. 

15. Чочиев А. Р. Очерки истории социальной культуры осетин. Цхинвал: Ирыстон, 1985. 

16. Хетагуров К. Л. Особа//Хетагуров КЛСобр. соч. в 3-х т. Т. 2. М., 1974. 

17. Шанаев Д. Т. Свадьба у северных осетин // ССКГ. Вып. 4. Тифлис, 1870. 



<==    Комментарии (0)      Версия для печати
Реклама:

Ossetoans.com allingvo.ru OsGenocid OsGenocid ALANNEWS jaszokegyesulete.hu mahdug.ru iudzinad.ru

Архив публикаций
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
» Последнее интервью Сергея Таболова