Цæллагтæ - Цаллаговы

Цаллаговы относятся к числу тех немногих осетинских фамилий, которые достаточно давно проявили интерес к своей родословной. Еще и далеком 1894 году Уруспий Сергеевич (Секкоевич) Цаллагов, опираясь на рассказы старших из своей фамилии – Галгу и Шахмаржа, а также Уаха Цогоева, Караше Агкалаева и Тако Хоранова (возраст каждого приближался к 100 годам), составил родословную с детальной генеалогической таблицей, в коей потомки первопредка Цаллага учитывались лишь по мужской линии. В советский период дело продолжил сын Уруспия - Гавриил; наконец, в 1998 году родословную карту Цаллаговых составил Тасолтан Кириллович. Уточняя собранные ранее сведения, он провел большую археографическую работу, выявив ряд ценных данных, в церковно-приходских и архивных хранилищах, документов. К родословной карте прилагается отдельно изданный альбом (в подготовке которого приняли участие многие члены фамилии) с 752 фотографиями Цаллаговых, начиная с Сахмата Исламовича (1807-1886) и кончая Асланом Руслановичем (1978 г. р.). Причем вся эта кропотливая работа велась (как сказано в предисловии к альбому) с единственной целью – чтобы молодые поколения чтили старших,. были достойны их чести и стремились новыми хорошими делами преумножить славу предков. 

Подробная таблица Цаллаговых на сегодняшний день насчитывает 11-12'-колен в разных ветвях родословного древа. Получается, что родоначальник фамилии, принадлежавший к колену Сидамонта, наследников Ос-Багатара, жил примерно 360-400 лет тому назад. Примерно к этому времени, согласно генеалогическому преданию, относится постройка крепости (Цалладжы фидар) в Алагирском ущелье на горе Белой (Урс хох) на левом берегу Ардона. Позднее Цаллаг в поисках более удобного места, спустился к подножию ropы, и обосновался у родника в местечке под названием Цыфджын. Развалины приписываемого ему каменного жилища можно увидеть и в наши дни. На новом месте Цаллаг обзавелся семьей и стал отцом 5 сыновей, назвав их Ткъо, Шаланбег, Ларшен, Дзабег и Мамшыр. С увеличением численности семьи возникла потребность в расширении хозяйства. С этой целью Цаллаг с домочадцами перебрался на правый берег Ардона и на довольно удобном участке между Уналдоном и Майрамдоном основал селение Унал. 

Данные родословной подтверждаются другими сведениями. Так, Ф. Хозиев в книге «Уаладжыры комыл туалтам», опираясь на народное мнение, пишет, что первыми жителями Унала считаются Цаллаговы, «перебравшиеся сюда с местечка Цыф у подножия Белой горы. С ними поселились Годжиевы и Тахоховы. Две башни Цаллаговых до сих пор видны: одна на берегу Уналдона, другая – на берегу Майрамдона». 

По собранным Б. А. Калоевым этнографическим материалам, помимо аула Верхний Унал «большая фамилия Цаллаговых» в середине XIX векa основала и Нижний Унал, выделявшийся «в Горной Осетии богатством своих садов». Первый фруктовый сад в 1886. году заложил Дженардыко Кочиевич Цаллагов. 

Пространное описание Унала оставил А. Бутаев в статье «В горах Осетии» (Казбек, 1902, № 1406): «Унал не безобразное нагромождение камня, именуемое горским аулом, это – не аул-крелость, а красивое живописное горское селение, каких мало в здешних горах. Чистые, аккуратные, городской архитектуры дома, местами утопающие в зелени деревьев, попадаются довольно часто. Издали на фоне зеленого склона хребта живописная группа белых унальских домов представляет чудную картину. Уголок так и манит под сень балконов, открытых в сторону ущелья под прохладную тень деревьев... Характерно здесь особенно то, что рядом с домами новейшей архитектуры уцелели и сакли с плоскими крышами и старинные башни-крепости. На этих строениях можно легко проследить всю историю аула, или, по крайней мере, главнейшие моменты его прошлого Вот высокая четырехугольная башня . В ее могучих стенах не раз укрывались лихие горцы, спасаясь от жестокой мести врагов. Теперь ее участь иная. Жизнь переменилась и башня запустела. Нет порохового дыма, замолк лязг кинжалов. Везде царят тишина и мирный труд». 

Среди достопримечательностей Унала – церковь, росписи которой принадлежат кисти Коста Хетагурова. В1894 году аул состоял из 42 дворов, в 1926-м – из 58, из которых «не цаллаговских дворов было всего 6». 

В центре Верхнего Унала находилась одна из первых в Осетии школ. История ее создания связана с возобновлением в начале XIX века деятельности Осетинской духовной комиссии. В1826 году экзарх Грузии предписал ее членам обучать осетинских детей «грамоте по-осетински»; после чего при церквах аулов Унал, Саниба и Джинат создали школы с несколькими учениками в каждой. Грамоте в них обучали священники-деканозы по .букварю И. Ялгузидзе. 

В делах сословно-поземельного комитета второй половины XIX века сохранилось прошение Цаллаговых с просьбой предоставить им «права дворянства». Наряду с перечислением заслуг и достоинств, просьба обусловливалась большим уважением «со стороны соседних народов» и равными правами с тагаурскими алдарами и дигорскими баделятами. 

Со временем Цаллаговы переселялись в другие места Осетии. В частности, по родословной, старший сын родоначальника; фамилии – Ткъо – перебрался в аул Четырс Трусовского ущелья, а часть его потомства – в с. Уалфаж. В Четырсе, наряду с Цаллаговыми, жили Кокаевы из Ламардона, Касаевы из Заки, Четоевы и Караевы. До 1944 года здесь насчитывался 41 дом. Прежде селение находилось на левом, высоком берегу Терека. Но паводки часто подмывали берег, из-за чего жители перебрались на другой. На месте старого поселения сохранилась башня высотой более 14 метров. Сложена из разного размера сланцевых плит и грубо обработанных камней. Частично сохранилась глиняная затирка швов кладки. Толщина фасадной стены свыше метра. Бойницы для огневого боя почти неразличимы. 

Помимо Четырса, Цаллаговы переселились в Лабу, Тамиск, Алагир, Красногор, Гизель, Заманкул, Ольгинское, Хумалаг, Владикавказ и в станицу Новоосетинскую. Моздокские Цаллаговы все являлись казаками. В архивах о них сохранилось немало сведений. Например, согласно документу начала XX века Цаллагов Константин Васильевич (род. 25 августа 1879 года) из казачьих детей станицы Новоосетинской, православный. Окончил 4 класса миссионерской духовной семинарии, затем – Оренбургское казачье юнкерское училище. В 25 лет стал хорунжим. 

Среди тех, кто упрочил авторитет Цаллаговых в дореволюционное время, особое место занимает Андрей (Налык) – видный общественный деятель, публицист, этнограф, представитель прогрессивного крыла учителей Осетии. Он собирал, анализировал и публиковал различные циклы нартовского эпоса, способствуя, тем самым пробуждению интереса осетинской общественности к истории, и культуре своего народа, к проблеме формирования национального самосознания осетин. До наших дней не потерял своей научной значимости историко-этнографический очерк Андрея «Селение Гизель». В нем даются историко-географическая справка, подробная характеристика занятий, быта, материальной и духовной культуры гизельцев. Воссоздав историю Гизели, Андрей в определенной мере сам стал творцом,: приняв активное участие в выступлении 1902 года. Весной жители села обратились к начальнику Терской области с жалобой на притеснения и растрату общественных денег старшиной Гизели. Приехавший для разбирательства штабс-капитан Степанов на сходе откровенно встал на сторону старшины. Возмущенные жители села выгнали Степанова. Но тот вскоре вернулся с отрядом казаков и арестовал «четверых зачинщиков беспорядков». В ответ «крестьяне ударили в набат, и моментально собралась на церковной площади громадная толпа народа, которая бросилась на начальника участка и стала бить его». Тот, «защищаясь, стрелял в толпу. Он сам и несколько человек казаков, получили удары дубинками и с трудом отбились». Для подавления волнений в Гизель направили сотню казаков, во главе с начальником Владикавказского округа полковником Вырубовым. В результате были арестованы 58 человек. Среди них – народные учителя Харитон Уруймагов и Андрей Цаллагов. 

Заканчивая рассказ о Цаллаговых, отметим еще одну хорошую инициативу – создание фамильного фонда. Его руководство составили представители всех населенных пунктов республики, в которых проживают Цаллаговы. Фонд формируется из добровольных взносов; собранные материальные ресурсы предназначены для оказания материальной помощи родственникам, по разным причинам оказавшимся в затруднительном положении. Только за последнее время на эти цели было, израсходовано 30 000 рублей. Выделены деньги на специальную стипендию для студентов из членов фамилии. 

Пример Цаллаговых показывает: там, где старшие не на словах, а на деле заботятся о новых поколениях, передавая им бережно хранимые славные традиции предков, подкрепляя их своими добрыми делами, там возникает меньше проблем с молодежью. 

 

Феликс ГУТНОВ, 

доктор исторических наук.  

 

Газета "Северная Осетия" №32 от 17.02.2001 г. 




Эта статья с "Ирыстон": https://www.iriston.com/nogbon
Напечатано: 03.12.2021 в 03:14
Адрес статьи: https://www.iriston.com/nogbon/news.php?newsid=205