Iriston.com
www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Написать Админу Писать админу
 
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.


Перечень дружественных сайтов и сайтов, схожих по тематике.



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования
Статьи Словари
Здравствуйте, Гость
Регистрация | Вход
Опубл. 22.09.2007 | прочитано 10821 раз |  Комментарии (0)     Автор: Tabol Вернуться на начальную страницу Tabol
ЗАГАДКА ДРЕВНЕГО НУЗАЛА

В 40 км западнее Орджоникидзе стоит утопающий в садах город Алагир. Главная историческая достопримечательность Алагира расположена в его центре. Это низкая крепостная стена с башнями и бойницами, окружающая обширный тенистый двор с белокаменным собором посередине. 

Несмотря на некоторую архитектурную эклектичность, Алагирский собор изящен и привлекателен. Он построен одновременно с основанием города в середине XIX века (1850—1853) по проекту известного художника и архитектора Г. Г. Гагарина. Первоначально собор имел каменную колокольню с двумя большими колоколами весом 34 и 106 пудов, а также с «самобойными часами» в среднем ярусе. Колокольня эта не сохранилась. Сейчас в соборе и в соседнем здании находится Алагирский краеведческий музей. Осматривая его экспозицию, обратим внимание на фрески, покрывающие интерьер собора. Они написаны в 1888—1889 годах великим сыном Осетии, замечательным поэтом-демократом Коста Хетагуровым. Писатель А. А. Фадеев образно назвал его Леонардо да Винчи осетинского народа. И это действительно так. Коста Хетагуров был не только поэтом и публицистом, этнографом и общественным деятелем, но и талантливым художником. Вынужденный из-за недостатка средств оставить Петербургскую Академию художеств, Коста Хетагуров приезжает в 1885 году на Кавказ и зарабатывает себе на жизнь церковной живописью. Однако и в ней сказались традиции русских реалистов-передвижников: во фресках и иконах Коста нет и признаков религиозного экстаза и отрешенности, они материальны и человечны, а в христианских образах мы видим живых современников художника. 

Широкая асфальтированная дорога ведет из Алагира в глубь Алагирского ущелья — одного из красивейших в Осетии. Это ущелье — центр современной горнорудной промышленности республики, здесь находятся такие крупные рабочие поселки, как Мизур, Садон, Бурон. В начале ущелья на окруженной лесистыми горами поляне расположен молодой развивающийся курорт Тамиск. 

Дорога идет по левому берегу буйного Ардона. Чем выше в ущелье, тем река становится неукротимей, а ущелье живописней и тесней. На противоположном берегу появляются домики и сады Нижнего Унала. Здесь начинается боковое ответвление Алагирского ущелья — Урсдонское ущелье, получившее название от текущей по нему прозрачной реки Урсдон («Белая вода»). 

С ущельем Урсдона связана редкая находка. Около 1828 года житель селения Цамад Джена Черчесов случайно нашел на своей пашне в местности Арв серебряный сасанидский кубок. Он перешел по наследству к сыну Джена — Джиорджи и стал использоваться как ритуальная чаша при заклании жертвенного животного — «кусартканын». Сейчас этот уникальный предмет хранится в Государственном Эрмитаже. 

Кубок покрыт чеканным орнаментом, состоящим из трех поясов — широкого, среднего и двух узких — по верхнему и нижнему краям. Наиболее примечателен средний пояс. Здесь расположены в ряд шесть круглых медальонов. Внутри медальонов на золоченом фоне помещены два козерога, стоящих перед «древом жизни», и две перепелки, также обращенные к «древу жизни». Эти мотивы достаточно характерны для иранского искусства эпохи Сасанидов, то есть III—VII веков. Все изображения выполнены контурным рисунком без моделировки деталей и стремления передать объемность фигур, что может свидетельствовать о перенесении узора с ткани на металл. Искусствовед и историк К. В. Тревер датирует кубок VI—VII веками и справедливо указывает, что это произведение иранской торевтики дает возможность определить направление древнего караванного пути в VI—VII веках. 

Где мог проходить упомянутый караванный путь? Ответ на этот вопрос может быть один — по Алагирскому ущелью, которое выводит нас сразу к двум перевалам — Рокскому и Мамисонскому, за которыми лежит Грузия.
Алагирский собор, восточный фасад
Алагирский собор, восточный фасад
 

Алагирское ущелье — это трасса известной Военно-Осетинской дороги, с древнейших времен игравшей важную роль в связях севера и юга Кавказа. Одновременно эта дорога не менее (если не более) живописная и впечатляющая, нежели знаменитая, воспетая поэтами и художниками Военно-Грузинская дорога. 

Оживленную торговую магистраль было легко контролировать в узком ущелье. Поэтому на торных путях Осетии воздвигались стены с обитыми железом воротами, перегораживавшие дорогу. Это дорожные заставы; в эпоху средневековья (вплоть до XVII—XVIII веков) местные владетели собирали с проезжавших подать. В Алагирском ущелье сохранились остатки двух таких застав — застава против селения Биз, на правом берегу Ардона, и «Зылын-дуар» — «Кривая дверь» — в Кассарской теснине. Застава против селения Биз хорошо видна с дороги. Она носит название «Ворота Чырамад» («известковые») и имеет вид массивной стрельчатой арки. Легенды связывают Ворота Чырамад с генуэзцами, которые якобы их построили. В действительности они принадлежали осетинскому роду Цахилта — Цахиловых, которые несли здесь неусыпную караульную службу. Любопытно, что Ворота Чырамад находятся недалеко от входа в Урсдонское ущелье. Не отсюда ли сасанидский серебряный кубок, взятый в VII веке в качестве платы за проезд через Ворота Чырамад, попал в глубь ущелья?
Фрески Алагирского собора <br>работы Коста Хетагурова
Фрески Алагирского собора
работы Коста Хетагурова
 

Миновав Мизур и Садонское ущелье, уходящее вправо от дороги, мы попадаем в старинное осетинское селение Нузал, лежащее в узкой долине между величественных скалистых громад. Земля Нузала наполнена историей, действительно «тут каждый камень памятен и дорог, тут след времен минувших не исчез» [1]. 

Прославленный памятник древнего Нузала — небольшая церковь, точнее часовня, стоящая у полотна старой дороги в центре селения. Близ часовни расположено кладбище, увенчанное несколькими позднейшими склеповыми сооружениями. Есть основания думать, что большая часть Нузальской долины представляет древнее погребальное поле не только для обитателей Нузала, но и для окрестных высокогорных селений Назгин и Амасин (ныне покинутых). 

Против Нузальской часовни, на противоположной стороне реки, подобно ласточкиным гнездам, к отвесному обрыву прилепились башни, пристроенные к естественным впадинам скалы. Одна из них расположена довольно близко и доступна, но вторая помещена на такой отвесной круче, что подняться туда невозможно. Трудно даже представить себе, как отважные строители могли поднимать на такую высоту камни и без наружных лесов (их негде поставить), возводить стену! В литературе отмечалось, что это якобы кельи монахов, которые сохраняли здесь исторические реликвии Осетии — поэму «Алгузиани» и другие рукописи, в 1840 году вывезенные грузинским священником И. Русишвили и затем бесследно исчезнувшие. В действительности же эти сооружения представляют обычные оборонительные башни и не случайно носят осетинское название «Нузалы фидар» — «Нузальская крепость». 

Описанию Нузальской часовни посвящена целая литература, начало которой положил грузинский ученый XVIII века царевич Вахушти и которая продолжает расти. Этот памятник поставил перед учеными столько проблем и загадок, что они окончательно не решены до сих пор, а споры не утихают, а разгораются.... Лишь за последние три года вышли две книги о Нузальской часовне, и обе они, при всей противоположности мнений их авторов, единодушно начинаются со слова «тайна». Что это за тайна? 

Усиленный научный и общественный интерес может показаться даже неожиданным и трудно соотносимым со скромным и весьма непритязательным зданием часовни. Она очень невелика (длина 5,50 м, ширина 3,30 м, высота 4,70 м) и не имеет никаких признаков, присущих канонической церковной архитектуре — таких, как апсида с восточной стороны или строгая ориентация здания по странам света. Часовня явно принадлежит к произведениям местного и самобытного горского зодчества и чрезвычайно похожа на обычный осетинский двускатный склеп — «заппадз», какие можно видеть почти у каждого горного осетинского селения. Существует даже высказанное в литературе мнение о перестройке бывшего склепа в часовню. Но эта версия не доказана, хотя тщательное обследование часовни свидетельствует, что по крайней мере в ее южной части имеются разные кладки. Это — следы сравнительно недавних ремонтов и подновлений. 

Между прочим, сходство с надземными склепами усиливают выступающие по скату кровли сланцевые полочки. На осетинских склепах они обычны. На кровле Нузальской часовни сохранились лишь незначительные следы двух нижних полочек. Остальные уже не существуют.
Серебряный сасанидский кубок <br>из Урсдонского ущелья. <br>Государственный Эрмитаж
Серебряный сасанидский кубок
из Урсдонского ущелья.
Государственный Эрмитаж
 

Открыв низкую деревянную дверь, войдем внутрь часовни. Ее интерьер слабо освещен через три узких щелевидных оконца в северной, западной и восточной стенах. Помещение очень тесное, и в нем вряд ли могло разместиться больше десяти-двенадцати человек. Сложенные из грубо обработанных камней стены путем напуска одного ряда кладки на другой образуют так называемый ложный свод. Несмотря на кажущуюся элементарность конструкции, такие своды были очень прочны и стояли веками. На стыке сводов над алтарем в кладку вмонтирован голосник — большой красноглиняный сосуд с линейным орнаментом. Вряд ли в таком тесном помещении он мог иметь какое-то практическое значение. 

Стены часовни в интерьере были покрыты толстым слоем штукатурки, заполнявшей промежутки между камнями и скрывавшей тем самым огрехи кладки. Сейчас штукатурка во многих местах обвалилась или сбита. Но привыкнув к темноте, мы видим на уцелевших фрагментах штукатурки остатки древней фресковой живописи. Уже одно это делает Нузальскую часовню своего рода уникумом. 

Обратим внимание на левую от входа стену. Ближе к двери изображена целая сюжетная сцена: всадник на темном коне поднял на скаку лук и стреляет в оленя с ветвистыми рогами. Последний не убегает от охотника, а спокойно стоит, повернув голову к всаднику. Рядом с ним виден второй олень. Правее (ближе к алтарю) мы видим фигуры двух святых: мужчины и женщины. Женская фигура — Мария Богородица, на что указывает хорошо заметная около нимба надпись греческими буквами МРθ. В мужской фигуре, возможно, следует видеть архангела Михаила. Но кто такой всадник, охотящийся на оленей?
Нузальская часовня
Нузальская часовня
 

Исследователи высказывают на этот счет противоречивые суждения. Дореволюционный археолог П. С. Уварова писала: «Ввиду того, что живописец церкви был, видимо, грузин, я склонна видеть в этом всаднике Фарнаваза, героя Грузии, который, освободив отечество от Азона... стал полновластным властителем страны в 247 г.» [2]. Но это предположение неправдоподобно, его никто не разделил. 

Специально изучавшая фрески Нузальской часовни искусствовед К. А. Берладина считала, что эта сюжетная сцена изображает «чудо» Евстафия Плакидия. Однако последующие исследователи с нею не согласились: Е. Г. Пчелина видит в загадочном всаднике, скорее всего, Давида Сослана — историческую личность, а И. Лолашвили полагает, что это изображение легендарного осетинского героя Ос-Багатара. Решающих аргументов никто не привел, и значение этой фигуры остается по-прежнему спорным и неясным. 

Таков верхний ряд изображений. Горизонтальная черта — регистр отделяет его от нижнего ряда, где мы видим шесть фигур. Первые пять фигур изображают ктиторов — строителей и покровителей церкви. У изголовий некоторых ктиторов сохранились грузинские надписи, содержащие имена — Атон, Сослан, Пидарос (из них полностью уцелело только имя Сослан). Шестая фигура принадлежит святому с нимбом вокруг головы и кадильницей в руке. Около остатки грузинской надписи «Со...» (видимо, Сокур). 

Теперь рассмотрим алтарную стену. Здесь, против входа в часовню, и выше алтарного окна помещено монументальное изображение Христа с греческой монограммой IС ХС. Лицо, как и лица ктиторов, кем-то стерто. Ниже Христа по обе стороны окна расположены двое святых с нимбами. Около правого сохранилась грузинская надпись «Басили» (Василий). Композиция этой стены составляет обычную алтарную тему «Деисус».
Фрагмент фресковой росписи <br>Нузальской часовни
Фрагмент фресковой росписи
Нузальской часовни
 

Роспись правой от входа стены, подобно росписи левой, разделена горизонтальной линией на верхний и нижний ряды. От нижнего ряда уцелела только одна фигура святого с прижатой к груди книгой и грузинской надписью «Романоз» (Роман). Остальные фигуры нижнего ряда, вероятно, продолжавшие ряд ктиторов, уничтожены вместе со штукатуркой. О том, что это были ктиторы, в 1906 году писал ботаник и путешественник В. В. Маркович: «При входе налево и направо нарисованы изображения евяти братьев — основателей этой часовни...»[3]. Следовательно, в нижнем ряду правой стены должны были находиться еще три фигуры ктиторов. Похоже, что они кому-то «мешали», и после 1906 года эта часть фресок была сознательно сбита.
Фреска над входом <br>в Нузальскую часовню
Фреска над входом
в Нузальскую часовню
 

Верхний ряд правой стены состоит из фигур двух святых с остатками грузинских надписей «святой Иоанн» (слева) и «Габриел» (Гавриил, справа). Между ними заметен нимб третьего святого, но фигуры его нет. От следующей композиции святые отделены вертикальной чертой. За нею и правее оконного проема помещено изображение святого Георгия на белом коне, поражающего копьем дракона. 

Нам осталось познакомиться с росписью южной стены. Большая ее часть занята входным проемом, над которым нарисован крест с тремя поперечными перекладинами, окруженный сложным растительным орнаментом. С левой стороны креста грузинская надпись: «джори» (крест), с правой — «Кеси» (Христов). 

Палитра расписывавшего часовню художника была очень скромна: красная и желтая охры, жидкая черная краска с примесью синьки, коричневая и немного голубой (хитон Христа). 

Фресковая живопись Нузальской часовни еще слабо изучена. Тем не менее при всей ее сложности можно отметить наличие и переплетение здесь различных традиций и художественных приемов. Искусствовед К. А. Берладина в неопубликованной работе о фресках Нузала пишет, что в них преобладает грузинская иконографическая система, но с рядом местных особенностей, а конховая полуфигура Христа является западновизантийской. Кроме того, К. А. Берладина усматривала и отдельные художественно-стилистические связи с фресками Старой Ладоги (изображение коня св. Георгия). 

Ущелье реки Ардон. Военно-Осетинская дорога
Ущелье реки Ардон. Военно-Осетинская дорога
 

Большие расхождения существуют и относительно даты Нузальской часовни. Ее датировали и V, и X, и XII—XIII веками, а А. М. Дирр указывал даже точный год — 1272-й, но без всякого обоснования. Это тоже нелегкая задача, ибо строители здания «забыли» указать на его стене точную дату. Искусствоведы относят фрески часовни к середине — концу XIII века. Заметим, что голосник в своде часовни — типичный для золото-ордынской эпохи Северного Кавказа красноглиняный, прекрасно обожженный сосуд с линейным орнаментом. Раньше его для датировки не привлекали, а между тем это важный факт. Голосник можно с достаточной уверенностью отнести ко времени не раньше середины ХШ века, скорее всего, к концу XIII — началу XIV веков.
Долина реки Нардон  и селение Нар. <br>На переднем плане дом-музей <br>Коста Хетагурова в селении Нар
Долина реки Нардон и селение Нар.
На переднем плане дом-музей
Коста Хетагурова в селении Нар
Памятник Коста Хетагурову в селении Нар
Памятник Коста Хетагурову в селении Нар
 

Как видим, это очень близко соответствует искусствоведческой дате фресок, и, видимо, конец XIII — начало XIV века можно считать временем строительства Нузальской часовни. 

Однако где же нузальская «тайна»? Она существует в действительности и связана с погребением, открытым археологом Е. Г. Пчелиной в 1946 году.  

Изучив исторические и фольклорные материалы, Е. Г. Пчелина пришла к выводу, что под полом Нузальской часовни должно быть погребение Давида Сослана. Давид Сослан — по преданиям, выходец из алано-осетин-ской феодальной фамилии Царазонта, владевшей верхней частью Алагирского ущелья и разбогатевшей благодаря постоянному притоку пошлины, взимаемой с путников в Кассарской теснине, где сохраняются остатки стены и ворот средневековой заставы «Зылын дуар». Давид Сослан, по мнению некоторых историков, был представителем осетинской ветви грузинской царской династии Багратидов, и это, очевидно, сыграло решающую роль в его судьбе. С юношеских лет он находился при грузинском дворе, а в 1189 году стал вторым (после русского князя Юрия) мужем легендарной царицы Грузии Тамары. Исторические документы характеризуют Давида Сослана как талантливого полководца, немало содействовавшего расцвету Грузии в эпоху царицы Тамары. Конечно, выявление его могилы было бы интересным научным открытием. 

Подняв доски пола Нузальской часовни, Е. Г. Пчелина обнаружила у западной стены залегающий на небольшой глубине каменный ящик. Внутри оказался скелет мужчины, сопровождаемый очень скромным погребальным инвентарем: двумя железными ножами, тремя железными кольцами, кресалом и кремнем для высекания огня и двумя альчиками. 

По мнению Е. Г. Пчелиной, скелет принадлежал именно Давиду Сослану. В пользу этих соображений был выставлен ряд доказательств, в частности то, что погребение оказалось у левой стены под фреской с надписью «Сослан». Возникает закономерный вопрос — почему муж и соправитель грузинской царицы погребен не вместе с нею в Грузии? Автор раскопок объясняет это осетинским обычаем хоронить своих умерших на родовом кладбище. Тех, кто умирал вдали от родины, старались доставить и захоронить в земле предков. Таков закон. Именитый Давид Сослан не был из него исключением. Его тело доставили через перевал из Грузии в Осетию и с почестями погребли в специально для этого построенной и расписанной часовне. По грузинской хронике смерть Давида Сослана наступила в 1207 году. Следовательно, захоронение славного воина и саму часовню можно было бы датировать 1207—1208 годами.
Зругский храм XI века
Зругский храм XI века
 

Гипотеза Пчелиной нашла сторонников. Именно вокруг нее, вокруг предполагаемого Давида Сослана и «тайны» этого погребения и разгорелись неутихающие споры. Действительно ли это останки Давида Сослана? 

Нетрудно заметить, что в гипотезе Пчелиной немало противоречий, не поддающихся обоснованному объяснению. Так, например, имя «Сослан», начертанное на стене, вовсе не означает, что это «Давид Сослан». Имя Сослан у осетин широко распространено, и в надписи мог фигурировать любой другой Сослан. Нет также убедительных доказательств того, что Давид Сослан происходит именно из фамилии Царазонта, владевшей Нузалом. Здесь единственное основание — устные предания, которые невозможно проверить и научно подтвердить. Поражает бедность сопровождающего инвентаря — вряд ли действительный Давид Сослан мог быть захоронен так убого. Еще большее недоумение вызывают размеры каменного ящика: в головах он имеет ширину... 36 см! Трудно себе представить, как «телом мощный воин могущественный» мог поместиться в это прокрустово ложе.  

Наконец, существует и серьезное хронологическое несоответствие: погребение, по Е. Г. Пчелиной, относится к самому началу XIII века, тогда как выше мы уже говорили о времени строительства часовни — конец XIII или начало XIV века. 

Как видим, отождествление погребенного в Нузальской часовне с Давидом Сосланом нельзя считать доказанным, а нузальская «тайна» продолжает существовать и волновать воображение и чувства современников. Но при всех обстоятельствах можно считать несомненным, что в часовне был погребен не рядовой житель Нузала, а какой-то видный и достаточно влиятельный человек, скорее всего, представитель местной феодальной фамилии Царазонта. Фрески же Нузальской часовни представляют собой ценный памятник культуры и художественных связей между Грузией и Осетией в эпоху средневековья. В этом большое и непреходящее значение такой скромной и непритязательной на вид Нузальской часовни. 

Если мы проедем Нузал, котловину Цуал с поселком Бурон и минуем Кассарскую теснину, перед нами откроется широкая долина. Эта часть горной Осетии называется Туалетией, а ее жители осетины — туальцами. В конце долины возвышается крутой утес с небольшим селением Верхний Зарамаг. Есть сведения о том, что здесь некогда находилась сильная крепость, закрывавшая вход в Кассарскую теснину. Это неудивительно — утес господствует над долиной, в которую сходятся пять ущелий и стекаются пять рек: Ардон, Мамисондон, Адайкомдон, Нардон и Та-берадон. 

Ущелье, уходящее от Зарамага вправо, — Мамисонское. Здесь пролегает путь к Мамисонскому перевалу (2829 м) и далее через перевал к горному грузинскому курорту Шови. По дороге — несколько типичных высокогорных осетинских селений с грозными боевыми башнями и старинными жилищами — «хадзарами». Вот селение Тиб с лесом башен и прекрасным минеральным источником типа Боржоми, рядом селение Тли с заросшими руинами грузинского храма XI века; вот Лисри с грузинской церковью XIX века и каменными крестами на кладбище. Последнее к перевалу селение носит грузинское название «Кала-ки» («город», так осетины называли Тифлис). Здесь находится небольшая турбаза для ночлега туристов, а недалеко от нее — старинное языческое святилище «дзуар», сложенное из грубо обработанного камня. 

Дзуаров в горах Осетии множество. Но дзуар Калаки особо примечателен: в нем хранятся плиты с грузинскими 

79 надписями XIII века и интересные каменные изваяния. Первые, по преданию, были вырыты из земли при строительстве дзуара; предполагают, что здесь ранее находилась грузинская церковь. Вторые — неизвестного происхождения. Они стоят в нише в восточной стене дзуара и внешне очень архаичны. Это две грубо моделированные головы животных со слабо намеченными ртами, кажется, что это головы лошадей. Одна из голов, посаженная на длинную изогнутую шею, напоминает резные декоративные навершия колонн святилища Реком (речь о нем будет ниже). Во всяком случае, других архаичных памятников объемной скульптуры в горах Осетии мы не знаем, и дзуар Калаки в этом отношении представляет настоящий музей под открытым небом. 

Ущелье, идущее от Зарамага влево, через 5 км приводит нас на родину Коста Хетагурова — селение Нар. При взгляде на это окруженное суровыми вершинами орлиное гнездо вспоминаются яркие строки великого поэта: 

«Стынет мертвый ворон... Страшен бури вой... Спит на круче черной Нар, аул глухой» [4]. 

Нар давно перестал быть таким, каким его видел Коста. Теперь здесь есть почта, магазин, дом-музей Коста, памятник поэту. 

К Нару сходятся три ущелья — Гуркумтыком, Закинское и Зругское. В Зругском ущелье, на расстоянии 7 км от Нара, находится еще один редкий архитектурный памятник — храм «Хозита-Майрам», иначе называемый «Зруг-ским». По своему плановому решению он однотипен с разрушенным храмом у селения Тли в Мамисонском ущелье, но сохранился лучше — еще стоят туфовые стены со следами фресок; своды обрушены. «Хозита-Майрам» представляет однонефный зал с вписанной в толщу восточной стены апсидой, типичной для средневековой грузинской архитектуры. Трехступенчатыми пилястрами, несущими продольные арки, зал разделен на две равные части. Вход в южной стене. В конхе (раковине) алтаря есть голосники, а фрески храма горизонтальной чертой были разделены на верхнюю и нижнюю части. Это членение фресок чертой напоминает нам часовню Нузала, тем более что «Хозита-МаЙрам» — памятник более ранний: он датируется первой третью XI века. 

И архитектура храма и его живопись типично грузинские. Как видим, Туалетия в XI веке находилась под очень заметным влиянием соседней Грузии — в это время здесь строятся грузинские храмы «Хозита-Майрам» и Тли. Одновременно грузинские зодчие строят храмы «Тхаба-Ерды» и «Алби-Ерды» в Ассинском ущелье в Ингушетии. Так на северном склоне Кавказа возникает группа однотипных и одновременных архитектурных памятников, свидетельствующих о большом интересе грузинского двора к горцам Северного Кавказа. Видимо, этот интерес был связан с важными для Грузии путями через перевалы на север. 

Не исключено, что храм «Хозита-Майрам» оказал определенное воздействие на строительство Нузальской часовни — ведь ктиторы из фамилии Царазонта несомненно хорошо знали Зругское ущелье и его храм с фресками. 

... 

 

В. А. КУЗНЕЦОВ  

«ПУТЕШЕСТВИЕ В ДРЕВНИЙ ИРИСТОН»  

МОСКВА «ИСКУССТВО» 1974  

________________________ 

[1] Степан Щипачев. Стихи, М., 1950, стр. 7. 

[2] П.С. Уварова. Кавказ. Путевые заметки, М., 1887, стр. 43. 

[3] В.В. Маркович. В верховьях Ардона и Риона. — «Записки» Импер. Русского географического общества т. 38, № 3, Спб., 1906. 

[4] К. Хетагуров. Осетинская лира, М., 1939, стр. 44. 

 



<==    Комментарии (0)      Версия для печати
Реклама:

Ossetoans.com allingvo.ru OsGenocid OsGenocid ALANNEWS jaszokegyesulete.hu mahdug.ru iudzinad.ru

Архив публикаций
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
» Последнее интервью Сергея Таболова