Безрукая девушка - Осетинские народные сказки - Г.А. Дзагуров

www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Помощь
Вирт. клавиатура
Писать админу
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.

Сайт Вадима Пухаева. Представлены материалы об искусстве Осетии

Сайт Руслана Кучиева об осетинах. Здесь представлен наиболее полный список известных представителей осетинского народа.

Сайт посвящен Коста Хетагурову, открыт к его 150-летию.

Журнал Союза Художников Республики Северная Осетия-Алания

Сайт Батраза Хугаева, на котором можно найти много интересных материалов.

Сайт Альберта Габараева. Представлены самые разнообразные материалы об Осетии.

Женские интересы. Имеются осетинские материалы.

На сайте имеются видеоматериалы по Осетии.

Еще друзья сайта...
Статьи Словари Форум Каталог

122. Безрукая девушка

 

В нартовском селе жили бедные старик и старуха. Старик занимался охотой, и они существовали и счастливо жили на то, что он добывал охотой и приносил домой. 

Однажды старик со своей кремневкой за плечами направился на охоту по улице нартовского села. Нартовская не-обузданная молодежь, не посчитавшись со старостью охотника, стала издеваться над ним: они сорвали кремневку с его плеч и принялись бить ее о камни. Старик-охотник вернулся обратно домой, проливая слезы, и говорит своей жене: 

— Нам нельзя больше жить среди необузданной нартовской молодежи. Собери наши вещи и уедем куда-нибудь на по-гибель своей головы. 

Старуха собрала вещи, старик вскинул на плечи свою кремневку, засунул за пояс топор, и они вышли в путь-дорогу. Сколько времени они шли, кто знает, и заметили они вдали на берегу моря необычайно большое дерево. Это дерево стояло над обрывом, наклонившись к морю. Они подошли к нему; старик-охотник вытащил из-за пояса топор и стал рубить дере-во. Дерево стало трещать. Когда старик значительно подрубил его, оно наклонилось к морю и повисло над высоким обры-вом, окунув свои большие ветви в морскую воду. 

— Теперь полезай на дерево, чтобы найти свою гибель в море! — говорит старик-охотник своей жене. 

Старуха полезла на дерево вместе со своими вещами; полез на него и старик-охотник, неся за плечами свою кремнев-ку. Он обрубил топором остатки корней, которыми дерево еще держалось, и они вместе с деревом упали в море. Море отне-сло большое дерево далеко-далеко от берега; так их застигла ночь. А в полночь поднялась буря. Она носила их до рассвета по морю, затем их выбросило на какой-то остров. 

Старик и старуха спустились с дерева на остров, побродили по нему, чтобы выяснить, в какую местность они попали. Они обошли остров и не нашли на нем жителей, а дичи там было в изобилии. Они решили, что остров пригоден для жизни и что они смогут прокормиться мясом даже одной дичи. Они построили себе шалаш и обосновались на острове. 

— Приготовь-ка три лепешки, а я помолюсь богу. Молитва моя доходчива, — говорит однажды жене старик охотник. 

Она приготовила три лепешки и поставила их перед ним. Старик-охотник приступил к молению: 

— О бог богов, бог мой! Мы — старики, и не лиши нас потомства, не погуби нашего имени! 

Старик охотился, и они кормились дичиной. А тем временем родились у них мальчик и девочка. Старик и старуха ра-довались, что кто-то продолжит их род, будет носить их имя, что они избежали произвола нартовской необузданной моло-дежи. Опи кормили и детей своих дичиной, и дети быстро подросли. 

Тем временем старик заболел; он призвал к себе сына и сказал ему: 

— Я прошу тебя об одном: не женись до тех пор, пока не выдашь сестру свою замуж. Если же ты задумаешь во что бы то ни стало жениться, то не женись на синеглазой и рыжей девушке. 

Старик умер, а затем заболела и мать-старуха; она призвала к себе дочь свою и сказала ей: 

— Поручаю тебе одно дело, не забудь его, ты должна исполнить мое завещание: пока ты не выйдешь замуж, не разре-шай брату своему жениться; если же в конце концов не останется иного выхода, то не разрешай ему жениться на синеглазой и рыжей девушке. 

И мать их умерла. Сын и дочь погоревали, а затем сын, молодой человек, взял кремневку своего отца и отправился па охоту. 

Он побродил некоторое время и пригнал впереди себя домой дикого жеребенка, волка и медведя. Сестра взбежала к нему павстречу и радовалась, что теперь они с братом достаточно обеспечены дичиной и будут жить без нужды. 

Однажды брат говорит сестре: 

— Я хочу проведать родину своего отца. 

Сестра была против намерения брата; она вспомнила завещание своей матери, испугалась, что с ним случится то, о чем мать ее предупреждала. Но сердце сестры уступчиво в отношении брата. 

— Отправляйся, — сказала она ему, — а за меня не беспокойся! 

Молодой человек быстро оседлал своего дикого жеребенка, вскинул на плечо кремневку своего отца, вскочил на коня, разгорячил его. Тот одним скачком бросился в море и тотчас выпрыгнул на другом берегу. 

Ехал он, ехал и прибыл в нартовское село, на родину своего отца. Красуясь на своем коне, он проезжал по улицам нар-товского села. Нартовская молодежь выскочила ему навстречу. Завели его в дом, где была свадьба. Там были большие тан-цы, и, когда принялись за общий танец, сердце молодого человека екнуло при виде одной синеглазой, рыжей девушки. Он взялся за ее руку, чтобы пройтись с ней в общем танце. Девушке молодой человек тоже поправился, и таким образом они почувствовали душевное расположение друг к другу. Нартовская молодежь пообещала ему, что девушка будет его, но он вспомнил завещание отца, и его охватила печаль. 

Когда танцы окончились, молодой человек вскочил на своего коня и отправился домой. Сестра поджидала его, сидя на третьем этаже дома своего, и, когда заметила, что брат возвращается печальный, с поднятыми плечами и поникшей головой, она поняла, что с ним случилась какая-то беда, что в нартовском селе, наверное, ему понравилась какая-то девуш-ка. Она с улыбкой выбежала к нему навстречу во двор и говорит ему: 

— Что с тобой, брат мой? Кто-нибудь оскорбил тебя? Если тебе в нартовском селе понравилась какая-либо девушка, то я беру на себя грех нарушить завещания отца и матери наших, а ты поступай по своему желанию! 

На сердце молодого человека стало светлее. 

Прошло некоторое время, а затем молодой человек снарядился, подготовил коня своего и отправился в нартовское село сватать себе невесту. Он красовался на своем диком жеребце, так что нартовская молодежь со всех сторон сбегалась любоваться им. Он заехал в дом той девушки, которая ему понравилась. Сейчас же его окружила нартовская молодежь. Он ей открыл свое намерение. Предложение его было принято, девушка была просватана за него. Молодой человек доставил ее к себе домой. Сестра опять радостно выбежала навстречу, и, когда увидела вместе с ним синеглазую, рыжую девушку, она вспомнила завещания матери и отца и сказала про себя: 

— Этого-то я как раз и боялась! 

Но сердце сестры уступчиво в отношении брата, и она радостно встретила их. 

Стали они жить и поживать. Молодой человек охотился и вдоволь кормил их дичиной. 

Прошло значительное время, и невестка стала злиться на золовку, сестру своего мужа. Она решила погубить ее и на-чала натравливать мужа на нее. А тем временем у них родился мальчик. 

Однажды она, чтобы сильнее натравить брата на сестру, перед возвращением мужа с охоты задушила веревкой его ручного медведя. Молодой человек вернулся вечером домой с охоты и спрашивает жену: 

— Что случилось с моим медведем? 

А она ему ответила: 

— Его задушила вон твоя дорогая сестра! 

Молодой человек нисколько не изменил отношения к своей сестре. Он был с ней приветлив, как будто бы ничего и не случилось. Когда он отправился на охоту второй раз, жена задушила веревкой ручного его волка. Молодой человек вернул-ся с охоты, застал своего волка мертвым и опять спрашивает свою жену: 

— Что случилось с моим волком? 

— Вон твоя сестра задушила его, — ответила та. 

И на этот раз молодой человек не рассердился на сестру, был даже еще более приветлив с ней. 

Когда молодой человек отправился на охоту в третий раз, то жена до его возвращения задушила веревкой его люби-мого дикого жеребенка. Вернувшись с охоты и увидев своего жеребенка мертвым, он опечалился и опять спрашивает жену: 

— Что случилось с моим жеребенком? 

— Его задушила вон твоя дорогая сестра, — ответила та. Молодой человек и на этот раз не изменил своего отношения к сестре, стал с ней приветлив больше прежнего. 

Жена не знала, какое еще средство найти для того, чтобы сильнее натравить мужа на сестру. Когда муж отправился в четвертый раз на охоту, то синеглазая, рыжая его жена веревкой задушила в люльке единственного своего сына; лицо у ребенка посинело. 

— Неужели он и теперь не озлобится на сестру, — говорила она про себя, — и я не смогу натравить его на нее? 

Муж вернулся с охоты и застал единственного своего ребенка мертвым, с почерневшим лицом. Он заплакал крупны-ми слезами и, обращаясь к жене, спрашивает: 

— Что случилось с единственным моим ребенком? 

— Его убила вон твоя дорогая сестра, — ответила она ему. 

До этого времени он не верил своей жене, а на этот раз поварил. Теперь он был убежден, что сестра питает к нему в сердце своем ненависть. Он приказал своему работнику: 

— Завтра я отправляюсь на охоту в дремучий лес... — (он указал ему определенное место). — Отвези туда мою сестру. Если к этому времени я покажусь, то хорошо, а не то — отрежь ей руки до плеча, и затем прикончишь ее в лесу. 

Утром он ушел на охоту, а работник передал девушке приказ брата. 

— Я согласна, — сказала она, — раз брат мой находит это необходимым, достойным себя. 

Работник отвез девушку в дремучий лес, туда, куда ему указал хозяин, и, так как тот не показался к указанному вре-мени, он отрезал девушке руки до плеч и в таком положении бросил ее там. 

Девушка долго с плачем бродила по лесу, а затем нашла дуплистое дерево и залезла в дупло. Днем она собирала еже-вику и этим питалась, а на ночь залезала в дупло дерева. 

Сколько прошло времени, кто знает, а затем ее раны зажили, и она стала жить в лесу. Дупло дерева было ее домом, а ежевика — ее пищей. 

Однажды сын хана со своим отрядом выступил из нартовского села в дремучий лес на охоту. Он забрался со своим от-рядом в глубину леса; охотничьи собаки окружили дерево, в дупле которого скрылась девушка, и подняли лай. 

Сын хана приказывает своему отряду: 

— Обложите дерево кругом, в этом дупле кто-то скрылся, неспроста собаки окружили его. 

А девушка из дупла говорит им: 

— Я — не зверь и не шайтан, я — богом созданный человек. Когда безрукая девушка невиданной красоты и стройности вылезла из дупла, сын хана пришел в восторг. Он послал домой за одеждой для нее; когда ее одели, то она оказалась еще стройнее и прекраснее. 

От восторга сын хана не стал продолжать охоту, а вернулся домой вместе с безрукой девушкой. Она стала жить в доме хана. 

Сколько времени прошло, кому это ведомо, и хан решил женить своего сына. Когда ему это стало известно, он заявил своему отцу: 

— Если ты хочешь меня женить, то мне никого не надо, кроме безрукой девушки, которую я сам нашел. 

Хан этого не хотел, но другого выхода не было, и он согласился. Подослали к девушке сватать ее, по она не давала со-гласия. 

— Как это так? — говорила она. — Как это возможно? Ведь я его считаю своим братом, а хана и его жену — отцом и ма-терью. 

Сын хана сам подослал к безрукой девушке сватов. Девушка долго размышляла и дала согласие. Он женился на ней. 

Через какое-то время девушка почувствовала себя в положении. 

Тем временем в страну хана вторглись войска некоего царя, и ханский сын со своими войсками отправился на войну. Когда он уехал, у безрукой его жены родился мальчик. Радости хана и его жены не было границ; они быстро снарядили вестника и послали его к сыну. На ночлег бог привел вестника в дом брата безрукой. 

Синеглазая, рыжая жена брата безрукой порасспросила вестника обо всем и догадалась, что речь идет о сестре мужа; узнала она и о том, с какой вестью едет вестник. Она быстро приготовила еду и питье, изрядно его угостила и, когда он за-снул, взяла его письмо. Она узнала, кому было письмо и что в нем сообщалось; спрятала это письмо, а сама от имени хана написала другое: «У твоей безрукой жены родилась змея. Что с ней делать?» Письмо она положила в карман вестника. 

Рано утром вестник встал и направился по своей дороге. Сколько времени он ехал, неведомо; наконец доехал он до ханского сына и отдал ему письмо. 

Тот быстро прочитал письмо и отправил отцу и матери такой ответ: «Кто бы ни родился у меня, сохраните его до мое-го возвращения!». 

Вестник с этим письмом выехал обратно к хану. По дороге он опять заночевал в доме брата безрукой. Жена брата опять напоила вестника и, когда он заснул, прочитала ответное письмо. Она спрятала его, а на его место положила другое письмо такого содержания: «Сделайте так, чтобы я больше не видел дома свою безрукую жену. Она привыкла жить в дре-мучем лесу; отправьте ее туда и бросьте там!» 

Вестник прибыл обратно к хану и подал ему и жене это письмо. Прочитав письмо, хан с женой стали плакать. Безру-кая услышала их плач, подумала, что что-то случилось с их сыном, и вбежала к ним. Письмо это огорчило хана и его жену, потому что безрукая была хорошая женщина и им не хотелось расставаться с ней; но не выполнить того, что написал сын, они не могли. Безрукая увидела письмо на столе, взяла его самовольно, быстро прочитала, а потом сказала хану и его жене: 

— Не сокрушайтесь и не убивайтесь! Я была жалкая и буду жалкой. Раз сын ваш написал вам, что я ему больше не нужна, отошлите меня в дремучий лес, и я буду там проводить свои тяжкие дни. 

Хан и его жена приказали одному из своих слуг запрячь арбу и отвезти ее с сыном в дремучий лес. Слуга завез ее в са-мую чащу, и она осталась там с сыном плача и рыдая. 

Наступила первая ночь. В полночь прошел такой проливной дождь, что реки потекли по ущельям с грохотом и шу-мом. Разлившаяся вода дошла до безрукой матери и унесла у нее ребенка. Она побежала было за пим, по у нее не было рук, и она не знала, чем ей схватить сына. Она бросилась за ним, чтобы схватить его зубами, но не смогла его поймать; броси-лась еще раз, но опять не смогла за него ухватиться. Так она промучилась долго, намокла и измазалась вся; затем она под-нялась на берег и стала плакать навзрыд. От плача ее волки разбегались в разные стороны, а дремучий лес дрожал. 

В это время явился к ней какой-то всадник и спрашивает ее: 

— Добрая женщина, вода ведь уносит твоего ребенка, почему же ты его не ловишь? 

— Я поймала бы его, — отвечает она, — но у меня нет рук. — Беги, — говорит ей Уасгерги, — попробуй еще раз, может быть, и поймаешь его. 

Безрукая опять побежала за ребенком, и, когда она добежала до него, у нее оказались руки; она поймала ребенка и вытащила его из воды. В восторге она не знала, как и благодарить Уасгерги. 

А Уасгерги говорит ей: 

— Эти испытания назначены тебе богом за то, что ты по исполнила завещания своих родителей, за то, что ты сказала своему брату, чтобы он удовлетворил свое желание, а грех нарушения завещания родителей ты взяла на себя. Село твоего брата разрослось, стало таким, как нартовское село. Иди туда; пройдешь по улицам и будешь кричать, предлагая себя в работницы, а дальше будет то, что угодно богу. 

Она поступила, как ей наказал Уасгергн. Со своим ребенком на руках она явилась в село брата и закричала: 

— Кто меня наймет? 

Синеглазая, рыжая жена брата позвала се и сказала ей: 

— Мы наймем тебя. 

Ода поступила к ним. Жена брата ее не узнала. Как она могла узнать ее? Она знала ее как безрукую; кроме того, она выглядела сейчас лучше прежнего. 

Она делала работу по дому, а ребенка своего держала в яслях. Так она растила его. А в комнаты его не допускали. 

Сколько времени прошло, кто это знает; наконец война закончилась, и сын хана вместе со своими войсками стал воз-вращаться обратно к себе. Случилось ему заночевать со своими войсками в этом селе. 

Он увидел работницу и про себя подумал: «Она похожа на мою жену, но та была безрукая, а у этой есть руки». 

Та тоже не показывала ему своего лица, посновала мимо него то в одну, то в другую сторону. 

Сын хана изрядно пообедал вместе со своими войсками, а затем говорит своим товарищам: 

— Кто может рассказать мне новое сказание? 

Все молчали. Тогда безрукая говорит: 

— Я вам расскажу новую удивительную историю. Синеглазая, рыжая женщина ей говорит: 

— Почему ты не знаешь своего места? Ты работница — и работай, а здесь тебе никакого дела нет. 

Она тоже замолчала, ничего больше не сказала. 

Но сердце ханского сына было встревожено, и он сказал: 

— Выслушаем ее, что за новую историю она нам расскажет. Синеглазая, рыжая не стала возражать, и та начала: 

— В таком случае послушайте меня. Я и брат мой после смерти родителей остались сиротами, — и дальше она расска-зала о том, как отец и мать оставили завещание, как они его не выполнили, как она разрешила брату жениться, как ее самоё отвезли в дремучий лес, как отрезали у нее руки, как нашел ее сын хана и как он женился на ней, как он ушел на войну, как у нее родился сын; так она все рассказала с самого начала и до этого дня. 

А перед тем как рассказывать сказание, она велела поставить перед ними накрытый стол и взяла с них такое слово: 

— Кто скажет: «Не так было», — тот должен положить на стол тысячу рублей деньгами. 

Синеглазая, рыжая женщина то и дело перебивала ее словами: «Не так было», — и каждый раз клала на стол тысячу рублей. Когда девушка рассказала о том, как хан и жена его написали своему сыну, что у него родился сын, и как тот отве-тил, чтобы жену его с ребенком отвезли в лес и бросили там, то сын хана не смог сдержаться и сказал: «Не так было». И он тоже положил на стол тысячу рублей. 

Она окончила свое повествование и сказала: 

— А теперь вот он — мой брат, а вот она — та, синеглазая, рыжая жена моего брата, которую мы боялись, ты, сын хана, мой муж, а вот в яслях находится твой мальчик. 

Сын хана, а затем брат девушки в один голос воскликнули: 

— Приведите быстро неука и привяжите ее к его хвосту! Привели неука, привязали синеглазую, рыжую женщину к его хвосту, и неук разнес ее по камням и лесам на мелкие куски. А сын хана с женой и сыном вернулся в дом отца своего, и до сегодняшнего дня они живут благополучно. 

 

К оглавлению


Архив публикаций
  Мая 2020
» Соотношение понятий Æгъдау, религия (дин), вера во внутриосетинской дискуссии
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
© Iriston.com