Бог и бедняк - Осетинские народные сказки - Г.А. Дзагуров

www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Помощь
Вирт. клавиатура
Писать админу
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.

Сайт Вадима Пухаева. Представлены материалы об искусстве Осетии

Сайт Руслана Кучиева об осетинах. Здесь представлен наиболее полный список известных представителей осетинского народа.

Сайт посвящен Коста Хетагурову, открыт к его 150-летию.

Журнал Союза Художников Республики Северная Осетия-Алания

Сайт Батраза Хугаева, на котором можно найти много интересных материалов.

Сайт Альберта Габараева. Представлены самые разнообразные материалы об Осетии.

Женские интересы. Имеются осетинские материалы.

На сайте имеются видеоматериалы по Осетии.

Еще друзья сайта...
Статьи Словари Форум Каталог

105. Бог и бедняк

 

В одном селе жил бедняк со своей женой. Детей у них было много, поэтому они работали и днем, и ночью, но жизнь их ничуть не улучшалась. И охватила их тревога. 

— Как мы при такой жизни сможем вырастить детей? — говорили они. — Ничего лучшего ведь мы не можем выду-мать. Что же нам предпринять? Об этом надо подумать. 

Рядом с ними жили соседи, другие муж и жена. И у них было также много детей, но они и соломинки с земли не под-нимали, не работали, а жили роскошно, что называется на широкую ногу, были сыты и одеты. 

И вот тогда бедняк сказал своей жене: 

— Мы не можем жить дальше таким образом. Если ты хочешь, то я уйду куда-нибудь и, может быть, заработаю что-нибудь. Пока я не заработаю чего-нибудь, я не вернусь домой, клянусь в этом именем бога. Пусть даже смерть настигнет меня где-нибудь, и то это будет лучше, чем смотреть на мучения своих детей. 

Утром бедняга позавтракал у себя дома тем, что у них имелось, а потом покинул свой дом и семью свою. Идет он по дороге, неизвестно по какой, сам не зная куда. Встретив воду, напивался воды, когда же попадал в какое-либо село, то про-сил корку хлеба на подаяние и съедал ее так, как это делает нищий. 

Он прошел через многие села, миновал очень большие города, но ни в одном из них не обосновался. Прошел он и че-рез очень веселый город, но и там он не остался, а пошел по своей дороге дальше. 

Когда он отошел от своей родины уже весьма далеко, то единому богу, которому ведомо все, стало известно, куда он направлялся и что ему нужно. 

Бог приказал Уасгерги: 

— По такой-то и такой-то дороге идет человек; он дошел до такого-то места. Повстречайся с ним и задержи его; спро-си его, куда он идет и что ему нужно. И когда он тебе скажет, что ему нужно, то обнадежь его очень крепко и скажи: «Вер-нись домой! Как только ты дойдешь до дома, ты застанешь там все, что только пожелаешь!» 

Уасгерги быстро встретился с бедняком, который шел и шел по своей дороге. 

— Прямого пути тебе, добрый старик! — приветствовал он его. — Что с тобой, куда ты идешь? 

— Да будет дело твое правое! — ответил тот. — Я сам не знаю, куда я иду. Живу я вот там-то, и жена у меня тоже есть, а детей у меня появилось много, и мы не в состоянии были их больше кормить, хотя работали и днем, и ночью. А теперь я поклялся: «Пойду куда-нибудь и, может быть, заработаю что-нибудь, чтобы кормить детей. Я не вернусь домой до тех пор, пока по заработаю что-нибудь, клянусь в этом именем бога». Мне кажется, лучше найти смерть где-нибудь, чем смотреть на страдания своих детей. И вот я иду. А Уасгерги ему говорит: 

— В таком случае не ходи больше никуда, вернись домой! Я тебя уверяю: как только ты дойдешь домой, то найдешь дома столы;о добра, что на него смогут прожить свою жизнь и дети твои, и ты сам. 

— А ты кто такой, откуда ты это знаешь? — спрашивает его бедняк. 

Уасгерги ему отвечает: 

— Я — Уасгерги, почетный божий посланник, тот Уасгерги, который посредничает между богом и людьми. 

— Если ты — Уасгерги, — говорит бедняк, — то скажу тебе, что коварнее и бессовестнее тебя на свете никого нет! Когда честные люди едут по дороге и на них нападают грабители, то ты помогаешь грабителям, чтобы они убили людей, ограбили и угнали их скот! Ты такой бессовестный, что мне от тебя ничего не нужно — ни твоего наставления, ни твоего подарка! 

Уасгерги быстро поднялся к богу и доложил ему: 

— Он называет меня самым коварным, бессовестным. «Мне ничего от тебя не нужно», — так он мне заявил, не послу-шался меня и пошел по своей дороге дальше. 

Тогда сам бог — да будет ему табу! — предстал перед бедняком в тот момент, когда он проходил опушкой леса. Он не показался ему и обращается к нему так: 

— Да будет путь твой прямой, добрый человек! Кто ты, и в чем ты нуждаешься? Куда ты направляешься? 

— Я сам не знаю, куда я иду, — отвечает бедняк. — Вот там-то я живу; я оказался не в состоянии содержать своих де-тей. Вокруг меня живут другие, но они, совершенно не работая, живут без нужды. Мы же работаем и днем, и ночью и все-таки не можем содержать своих детей. 

Единый бог ему говорит: 

— В таком случае послушайся меня: никуда больше не ходи, возвращайся домой, и ты застанешь там столько добра, что хватит и вам самим, и детям вашим. В этом я даю тебе твердое слово. 

Бедняк и его спрагдивает: 

— А кто жо ты такой, что даешь такое твердое слово? Бог ему заявляет: 

— Я тот единый бог, который призвал тебя из небытия к жизни. Поверь мне и возвращайся домой! 

— Если ты — бог, — говорит бедняк, — то должен тебе сказать, что такого деспота, как ты, нигде больше нет. Ты — бог-самодур! Одним ты даешь очень много, хотя они не работают, а другим, работающим, ничего не даешь, они нагими умира-ют с голоду. 

Бог ничего не смог ему ответить, и бедняк опять направился по своей дороге дальше. 

После этого единый бог — да будет ему табу! — призвал к себе Уодесага и приказал ему: 

— По такой-то дороге идет человек; задержи его. Расспроси его обо всем и обещай ему то, в чем он нуждается; скажи ему, чтобы он повернул обратно домой. Если же он откажется возвратиться домой, то лиши его жизни! 

И вот Уодесаг предстал перед бедняком и спрашивает его: 

— Куда ты направляешься, добрый старик? Он и ему тоже объяснил: 

— Я сам не знаю, куда я иду. У меня появились дети, и я больше не в силах содержать их; и днем, и ночью мы работа-ем, и все-таки их не во что одеть, нечем их кормить. Я не в силах был больше смотреть на мучения своих детей и поклялся, что не вернусь домой до тех пор, пока не заработаю что-нибудь. Я буду идти по своей дороге и, может быть, найду смерть, где мне это суждено. По-моему, это будет лучше, чем смотреть на страдания детей своих. 

И тогда Уодесаг ему говорит: 

— В таком случае, добрый старик, не ходи больше никуда, возвращайся домой! Когда ты вернешься, ты найдешь там в избытке все, чего только пожелает твоя душа. Единый бог пожалел тебя. 

Старик спрашивает и его: 

— Скажи мне, кто же ты такой? Мне никакого божьего дара не нужно, но скажи, кто ты сам? 

— А я — Уодесаг, — говорит он ему, — тот, кто лишает души все живое на свете. 

— А-а, значит, ты — Уодесаг? — говорит старик. 

— Да! 

— В таком случае твой совет я принимаю! Ты — очень справедливый человек! Ты лишаешь кого-либо души только по велению бога. Ты не делаешь различия между богатым и бедным, стариком и ребенком, ты пи от кого не берешь взятки, ты очень честный работник. Мне не нужно никакого божьего дара, но ты сам, если только ты в силах, помоги мне! По твоему слову я возвращусь обратно домой. 

Уодесаг впал в раздумье и говорит про себя: 

— Что же мне с ним делать? Что ему подарить, когда у меня ничего нет? Если он не возвратится обратно по моему слову, то я должен буду в угоду богу лишить его жизни! 

У Уодесага не было никакого имущества, кроме зеркала в кармане. Он вспомнил о нем, достал его из кармана и гово-рит старику: 

— Кроме вот этого зеркала, у меня ничего нет. Дарю его тебе. А зеркало это не простое, — добавил он. — В первом же селе, куда ты прибудешь, спроси: «У кого здесь тяжелобольной?» Тебе укажут: «Тяжелобольной имеется вот там-то». Ты зайдешь туда и скажешь: «Я врач, покажите мне своего больного, может быть, я смогу его вылечить». Когда тебе разрешат видеть больного, ты попроси всех выйти, сказав: «Оставьте меня одного с больным!» Закроешь за ними дверь, отвернешься лицом к углу, достанешь из кармана зеркало так, чтобы и больной не заметил этого, и посмотри в зеркало! Если в зеркале ты увидишь меня, то спрячь зеркало и скажи: «Я не могу его вылечить!» Выйдешь и будешь искать другого больного. Если же ты меня в зеркале не увидишь — а смотри в него долго, — то спрячь зеркало, открой дверь, пригласи людей к больному, скажи им: «Я могу вылечить этого больного; если вы желаете, то поручите его мне; но сами вы уходите, пусть никто другой его не навещает. Кроме меня самого, никто здесь не нужен». Когда его поручат тебе, то вызови к себе ближайшего родст-венника больного, выпиши лекарство, какое только ты вспомнишь, — в одном случае — одно, в другом — другое; поручи ему, чтобы он давал больному это лекарство на воде, и он выздоровеет, так как смертный час его еще не настал. Выздоров-ление его все будут приписывать тебе и заплатят столько, сколько ты запросишь. Так ты и будешь работать и очень разбога-теешь. 

В первом же селе, куда он дошел, он сказал простым людям, которых встретил на улице: 

— Добрые люди, я — врач, и если у вас имеются больные, то я могу их лечить. Не обращайте внимания на то, что я ху-дой и плохо одет: я иду издалека. 

Они вспомнили про одного очень тяжело больного, который был при смерти. Повели старика к этому больному и ска-зали его близким: 

— Вот он — врач и хочет осмотреть вашего больного. 

— Да съедим мы его болезни! Если бы он помог нашему больному чем-нибудь! 

Он предложил присутствующим выйти, сказав: 

— Предоставьте больного мне самому! 

Они вышли, оставили с больным его одного. Он закрыл дверь и сначала осмотрел его кое-как, так, как учил его Уоде-саг, затем отвернулся и достал из кармана зеркало. Долго в него смотрел, но нигде не увидел Уодесага с его кривой палкой. Тогда он открыл дверь, позвал членов семьи и сказал им: 

— Его лечение в моих руках. Я надеюсь, что вылечу его, и вы мне заплатите то, что я попрошу. Около него никто не должен находиться, кроме меня самого; не нужны и посторонние посетители. 

Он приступил к лечению больного: давал ему воды, ухаживал, как обычно ухаживает врач, и больному стало лучше настолько, что он уже мог сидеть в постели. Он был тяжело болен — и выздоровел. 

Близкие больного не знали, как отблагодарить врача, угощали его всяческими изысканными кушаньями. 

— А теперь я ухожу, — заявил он родным больного. Они ему сказали: 

— Ты — тоже бедняк, и мы ничего не пожалеем для тебя из того, что у нас имеется. Скажи сам, что бы ты хотел полу-чить от нас. 

Он ничего не ответил, но они сами дали ему столько, сколько он не ожидал, — и денег, и продовольствия. Поблагода-рили друг друга, и он оттуда ушел. С большой радостью быстро шагал он по своей дороге дальше и говорил сам себе: 

— Я избавился от бедности, теперь работой врача я смогу содержать своих детей! 

Очень быстро он достиг веселого города, который до этого миновал; но теперь в городе не слышно было ни звука, а люди печально сидели группами. Он предположил, что их постигло какое-то большое несчастье, не сдержался, подошел к одной группе и спрашивает: 

— Что это за диво? Когда я проходил недавно через ваш город, то он был очень весел, полон разных звуков. Что те-перь с вами случилось? 

— Добрый гость, что нам остается делать? — отвечают ему. — Царь, на кого вся надежда наша, который пас кормит, лежит теперь при смерти; вот-вот он расстанется с миром. В ожидании этого мы охвачены печалью и поэтому плачем. 

— В таком случае, — сказал он, — извините меня, но я хочу видеть того, которого вы так сильно жалеете и из-за кото-рого так печальны. Путь мой лежит дальше, но я — врач и, может быть, смогу вылечить его. 

— Около него собрались профессора, врачи, генералы со всего государства, — отвечают те, — они но допустят тебя до него. 

— Если они не допустят меня до него, то я поверну обратно, — сказал он. 

Они подумали немножко и решили: 

— Ну, отведем его к ним; может быть, они допустят его до больного царя и, может быть, он его вылечит. Откуда мы это можем знать? 

От группы отделились двое и довели его до царского дома. Послали сказать собравшимся вокруг больного царя при-ближенным: 

— Вот врач, который пришел издалека, и он хочет осмотреть больного; он говорит, что, может быть, сможет его выле-чить. 

Профессора вышли к нему, но, увидев его внешность, сказали: 

— Не допускайте его к больному, прогоните его! 

Затем вышла к нему жена царя; она вернулась к приближенным и говорит им: 

— Что вы теряете? Пропустите его к царю; может быть, он сможет его вылечить. Я хочу, чтобы вы допустили его к больному. 

И тогда они послали за ним и привели прямо к больному — его, бедняка, нищенски одетого. 

Он осмотрел больного, затем повернулся к приближенным царя и сказал им: 

— Извините меня, но выйдите на короткое время и оставьте меня одного с больным. 

Они переглянулись между собой и сказали: 

— Как мы по его слову можем бросить больного одного! 

Жена царя опять им говорит: 

— Я выхожу первая, и вы тоже выходите! Посмотрим, что случится. 

Все вышли наружу. Когда бедняк остался один, он достал свое зеркало, отвернулся в угол и стал смотреть в него, но Уодесага нигде не было видно. 

Тогда он позвал всех обратно и сказал им: 

— Слушайте меня: я могу вылечить этого больного. Я не дам ему умереть. А вы уходите, и пусть каждый из вас испол-няет свою работу так, чтобы город принял прежний живой и веселый вид. Больного же предоставьте мне. 

Они не соглашались на это, но жена царя сказала им: 

— Идите и делайте так, как он говорит. Если он его вылечит, то хорошо, а если с царем случится что-нибудь, то вы его сможете и убить. 

С ворчанием вышли они из царских покоев, рассердились на жену царя. Каждый ушел исполнять порученное ему де-ло, и город оживился. 

А бедняк остался один с больным. Вызвал он к себе царицу и сказал ей: 

— Я должен приступить к лечению больного, но как я могу притронуться к нему, если я такой грязный? Мне необхо-димо привести себя в порядок. 

Царица позвала женщин-прислужниц и приказала им: 

— Быстро искупайте его в бане и сбрейте ему бороду! 

Она приказала одеть его с ног до головы в дорогие одежды. Надел бедняк белый халат и все прочее, что ему надо бы-ло, взял с собой и зеркало и сказал царице: 

— Иди исполняй свою работу, а больного предоставь мне! Если нужна будешь, я попрошу позвать тебя. 

Царица удалилась, а бедняк приступил к лечению царя. Все, что ему было необходимо, он требовал от царицы, и она в тот же миг исполняла его требования. Все, что он давал больному под видом лекарств, он перемешивал. Дня через три больной зашевелился, стал поднимать руки, прикасаться рукой к лицу. Бедняк позвал царицу, показал ей больного, кото-рому становилось все лучше и лучше. Царица от восторга ходила на носках и говорила: 

— Вот чудо! Как он в три дня вылечил больного, для которого столько профессоров не смогли найти никакого лекар-ства! 

Прошло немного времени, и больной открыл глаза. Видит: кто-то его обслуживает, возится с ним. 

— Кто ты и что ты за человек? — спрашивает он. 

— Я — врач, который лечит тебя, — отвечает тот. 

— А что со мной было? — спрашивает царь. 

— Об этом спроси свою супругу; я ее позову, и она тебе скажет. 

Он позвал к нему царицу, и царь ее спросил: 

— Кто этот человек? 

— Если бы не он, — сказала она, — то тебя на свете уже не было бы. Ты так тяжело заболел, что все врачи, профессора здешние собрались около тебя, но ничем не смогли тебе помочь. А потом, на наше счастье, явился откуда-то вот он, в весь-ма жалком состоянии. Когда он узнал, что ты тяжело болен, он попросил людей: «Допустите меня к нему, и, может быть, я вылечу того, из-за которого вы охвачены такой печалью». Когда профессора увидели его, они сказали: «Это какой-то об-манщик, не допускайте его к царю!». А я им приказала: «Допустите его к нему. Нпчего от этого с царем не случится; он ос-мотрит его и уйдет; у него не будет смелости лечить его». И тогда его допустили. Он зашел к тебе и долго смотрел на тебя, затем повернулся лицом к твоим приближенным и сказал им: «Извините меня, выйдите на короткое время, а больного предоставьте мне!» Они оскорбились, не хотели выходить, требовали, чтобы он осмотрел тебя при них. И тогда я им прика-зала: «Выходите! Вот сама я иду впереди вас! Царю все равно не жить, он не причинит ему никакого зла!» И тогда они вслед за мной вышли наружу. Осмотрев тебя, он разрешил твоим людям зайти обратно в твою комнату и сказал им: «Слу-шаете?» — «Слушаем», — сказали они. «Я проходил через ваш город в одну сторону, — сказал он им, — и очень сильно по-завидовал его жителям, которые живут в таком хорошем веселом городе. А теперь я проходил через него в обратном на-правлении и застал вас охваченными большой печалью. Я был весьма удивлен этим, но не знал причины вашей печали и тревоги. Люди сидели группами, дремали, опустив головы. Я подошел к одной группе и спросил их: «Что с вами случилось? Почему вы печальны, почему плачете?» — «Как нам не плакать? — ответили мне. — Умирает наш царь-кормилец; как же нам не быть в тревоге?» И вот так я узнал о болезни вашего царя. А теперь должен вам сказать: я могу вылечить царя. У каждого из вас в городе есть свое дело: и у черного народа, и у властей; и пусть же каждый приступит к своей работе, так чтобы город оживился». И тогда я им всем приказала: «Идите и делайте так, как он говорит». Этого человека бог создал на наше счастье, — говорит царица, — он для нас весьма почтенный человек. Вот он, которому ты, кроме бога, обязан своим здоровьем. 

И тогда царь приподнялся на постели и заключил бедняка в свои объятия. 

Царь выздоровел, стал сидеть в постели. Он вел разговоры со своим врачом. По улицам развесили известия о том, что царь выздоровел. Его стали навещать приближенные; они сиживали около него, поздравляли с выздоровлением; все рады были его выздоровлению. Они говорили царю: «Вот он тебя вылечил!» — и указывали на бедняка, который сидел тут же около царя и которого царь никуда больше от себя не отпускал. 

Царь приказал одеть его в самые лучшие одежды, какие только у него имелись, потом велел запрячь повозки, какие тогда были, и стал ездить с ним, показывать ему свои богатства и границы своего государства. 

Затем царь призвал к себе, кого следовало, и приказал: 

— Нужно устроить кувд и пригласить на него народ. Стали готовиться к кувду. Он приказал оповестить всех, и в на-значенный день все собрались на кувд. Царь и врач вышли к народу, и царь сказал: 

— Вы сами знаете, как тяжело я болел. Меня спас вот этот человек; он родился больше на ваше счастье, чем на мое, и вы поблагодарите его, окажите ему почести! 

И начиная со старших и кончая младшими, все стали обнимать его, воздавать ему почести. 

А затем царь сказал: 

— Народ мой! Теперь у меня есть одно предложение: с сегодняшнего дня он должен быть нашим царем, потому что он полезен и вам, и мне; никто из нас уже не умрет, потому что тот, кто не дал мне умереть, кто спас меня, не даст умереть и никому из наших детей, если только он будет нашим царем. Что вы скажете, каково ваше желание? — спрашивает царь у народа. 

Народ закричал единогласно: 

— И мы на это согласны, если только он согласится быть царем. 

И тогда бедняк сказал всему народу и царю: 

— Благодарю вас за то, что вы так высоко почтили меня и так доверяете мне, но я не гожусь в цари; я не настолько грамотен, чтобы быть царем. А потому прошу вас: отпустите меня, я ни за что не останусь царем! 

Но где там! Они не отпускают его, настаивают на своем. 

И он снова поклялся, сказал им. 

— Я ни за что не стану царем, не повидавшись с семьей. Отпустите меня! И, если вы хотите оказать мне добро, дос-тавьте меня к моей семье. Я же вам обещаю, — продолжал он, — что если буду вам нужен как врач, то вызывайте меня, и я приеду, чтобы помочь вам. 

Когда он им дал такое обещание, то они смягчились и согласились отпустить его на родину. 

После этого они сели за столы, и пошел у них пир. В течение восьми дней были заброшены все государственные дела — все время пировали. Люди поручили царю, чтобы он сам вознаградил врача. И тогда царь объявил народу: 

— А теперь вы расходитесь, я сам его отправлю на родину! Люди разошлись, а царь приказал приближенным: 

— Выберите сто лучших верблюдов, какие у пас только имеются, и оседлайте их! На десять верблюдов нагрузите золо-тых денег, на десять — самых дорогих тканей и товаров, а но остальных — все, что есть на свете самого дорогого и наилуч-шего! Затем посадите на них сто наиболее искусных мастеров. На одном верблюде устройте золотой шатер; верблюд этот должен быть неноровистый. И всех верблюдов будет сто один. 

Царь назначил срок, и к этому сроку все было готово. Собрались приближенные царя, и царь сказал своему врачу: 

— Ты спас меня от смерти. Отплатить тебе достойно у меня нет силы и средств. Я делаю небольшой подарок, все это твое: и верблюды, и товары. Когда прибудешь домой, обзаведись всем, приведи себя в порядок, построй и дом, и все прочее. 

Вот прибыл бедняк домой. Остановил караван перед своей избушкой, сложил около нее все, что было на верблюдах, а затем сказал погонщикам верблюдов: 

— Вам сказано было, что и вы сами, и верблюды будете принадлежать мне, но возвращайтесь сейчас же обратно к се-бе; а за то, что вы доставили меня на родину, я вам очень и очень благодарен. 

Они тоже поблагодарили его, сели на верблюдов, вернулись обратно домой и доложили царю: 

— Он сказал нам, что мы ему не нужны, и отослал нас обратно. 

Царь ничего пм не возразил. 

А бедняк начал строиться и в короткий срок возвёл необыкновенные постройки. И после этого он начал жить очень хорошо. 

Никто уже не мог с ним равняться в богатстве. А с царем они стали друзьями, очень крепко привязались друг к другу, навещали друг друга. Жили они весело и припеваючи и живут по сей день. 

Как мы из всего этого ничего не видели, так да минуют нас всякие напасти и всякие болезни! 

 

К оглавлению


Архив публикаций
  Мая 2020
» Соотношение понятий Æгъдау, религия (дин), вера во внутриосетинской дискуссии
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
© Iriston.com