Уастырджи и земной человек Маргуц - Осетинские народные сказки - Г.А. Дзагуров

www.iriston.com
Цæйут æфсымæртау раттæм нæ къухтæ, абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!
Iriston.com - история и культура Осетии
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего.
Помощь
Вирт. клавиатура
Писать админу
Разделы

Хроника военных действий в Южной Осетии и аналитические материалы

Публикации по истории Осетии и осетин

Перечень осетинских фамилий, некоторые сведения о них

Перечень населенных пунктов Осетии, краткая информация о них и фамилиях, в них проживавших

Сборник материалов по традициям и обычаям осетин

Наиболее полное на сегодняшний день собрание рецептов осетинской кухни

В данном разделе размещаются книги на разные темы

Коста Хетагуров "Осетинскя лира", по книге, изданной во Владикавказе (Орджоникидзе) в 1974 году.

Сайт Вадима Пухаева. Представлены материалы об искусстве Осетии

Сайт Руслана Кучиева об осетинах. Здесь представлен наиболее полный список известных представителей осетинского народа.

Сайт посвящен Коста Хетагурову, открыт к его 150-летию.

Журнал Союза Художников Республики Северная Осетия-Алания

Сайт Батраза Хугаева, на котором можно найти много интересных материалов.

Сайт Альберта Габараева. Представлены самые разнообразные материалы об Осетии.

Женские интересы. Имеются осетинские материалы.

На сайте имеются видеоматериалы по Осетии.

Еще друзья сайта...
Статьи Словари Форум Каталог

104. Уастырджи и земной человек Маргуц

 

У Уастырджи было две жены. Он сам ежедневно бывал в наездах, балцах, и жены его до его возвращения пересматри-вали его одежду, обновляли ее. 

Однажды одна из жен его занималась изготовлением новой одежды спустя рукава, и другая заметила ей: 

— Чем ты занята? Поторопись! Если он застанет одежду неготовой, ему будет неприятно. 

Та ей отвечает: 

— Клянусь твоими покойниками, за какого мужчину ты его считаешь? А что было бы, если бы он походил на земного человека Маргуца? 

Ответ первой жены Уастырджи не понравился второй его жене; она сильно опечалилась и сказала про себя: 

— Я так полагаю, что среди небожителей-ангелов не найдется более бравого, чем Уастырджи, а на земле кто может сравниться с ним? Удивляюсь ей, что она только говорит?! 

Уастырджи вернулся домой вечером и застал вторую свою жену в печали. Он спросил ее: 

— Чем ты опечалена? 

— Ничем, — ответила она. 

— Нет, без причины ты не можешь быть печальной! Скажи мне, почему ты печальна? 

Тогда она сказала: 

— Я вот почему печальна. Сегодня мы шили вдвоем твою одежду; она к работе была очень невнимательна, и я сказала ей: «Поторопись, а то, если он вечером прибудет домой и застанет одежду неготовой, это будет ему неприятно!» Она же мне на это сказала: «А что было бы, если бы он у тебя походил на земного человека Маргуца?» Это мне было неприятно, и я сама себе сказала: «На небесах, кроме бога, нет более бравого, чем он; кто же на земле может сравниться с ним?» Сегодня я целый день проплакала: так это было мне неприятно. 

— А почему тебе это было неприятно? — говорит ей Уастырджи. — Ты думаешь, что из земных людей нет никого более бравого, чем я? Напрасно ты из-за этого проплакала целый день и напрасно была печальна! 

Имя Маргуца было известно Уастырджи, но он не встречался с ним, так как Маргуц не бывал в тех местах, где он на-ездничал, где бывал в балцах. 

Утром Уастырджи встал и выступил в дорогу. Едет он, едет и из тех мест, где он обычно бывал в наездах, переехал в другую страну. Долго ли он ехал, мало ли, но в одном месте он встретил табун; коней в нем было видимо-невидимо. 

Он подъехал к табунщику и обратился к нему с приветствием: 

— Да будет день твой, табунщик, добрый! 

— Добро да будет твоей долей, бравый путник! — ответил табунщик. 

— Чей это табун? — спросил его Уастырджи. 

— Кони принадлежат земному человеку Маргуцу. 

— Где же он живет, в какую сторону к нему ехать? Тот ему сказал: 

— Отсюда ты попадешь к пастуху, который пасет его рогатый скот, и он тебе укажет дорогу к нему. 

Уастырджи выехал оттуда и через какое-то время попал к этому пастуху. 

— День твой добрый, — приветствовал он его. 

— Добро да будет твоей долей! — ответил ему и пастух. — Чей ты пастух? 

— Я пасу рогатый скот Маргуца, — ответил ему тот. 

— Где живет Маргуц? 

— Дальше ты доедешь до пастуха, который пасет его мелкий рогатый скот, и он тебе укажет, где живет Маргуц. 

Уастырджи выехал оттуда и, что и говорить, доехал до пастуха мелкого рогатого скота. 

— Да будет день твой добрый! — приветствовал его Уастырджи. 

— Добро да будет долей твоей! 

— Чей ты пастух? 

— Я — пастух Маргуца. 

Пастух поймал и приволок хорошего барана, зарезал его в честь Уастырджи, разделал и угостил Уастырджи как гостя своего, задержав его на ночь у себя. Утром, провожая Уастырджи, он ему сказал: 

— Заезжай к пастуху, который пасет ягнят Маргуца, в он тебе укажет, где живет Маргуц. 

Уастырджи попал к пастуху ягнят и спросил его: 

— Где живет Маргуц? 

Пастух проехал с ним немного дальше, а затем указал ему на один курган: 

— Вот там он и живет. 

Уастырджи доехал до этого кургана и, что и говорить, спешился у ворот. Слуги Маргуца выбежали к нему, приняли его коня, привязали к коновязи, а его самого завели в кунацкую. Попросили его посидеть там, а сами зашли к Маргуцу и доложили ему о госте. 

Маргуц приказал своим слугам: 

— Приготовьте на завтрак хорошие кушанья и отнесите их ему! 

Что и говорить, они приготовили завтрак, но сам Маргуц не вышел к гостю. 

— Пригласите ко мне моего фысыма, — сказал Уастырджи, — иначе я не притронусь к хлебу-соли! 

У Маргуца нос был наполовину отрезан, поэтому он стеснялся выйти к своему гостю. 

Но Уастырджи не прикасался к еде, и у того не оставалось другого выхода. Гостю сказали, что у Маргуца нет носа, и поэтому он стесняется выйти к нему. 

— Пусть у него нет даже и ног, и рук, — сказал Уастырджи, — а все-таки он — фысым и должен быть около меня. 

Доложили Маргуцу: 

— Без тебя он не прикасается к еде! 

Маргуц вышел к нему. Они взаимно приветствовали друг друга, сели и стали есть, а затем, что и говорить, у них завя-залась беседа. 

Уастырджи сказал ему: 

— Тебя называют бравым человеком, у тебя, сказывают, имеются чудеса, и ты должен показать мне кое-что. 

— Какие у меня могут быть чудеса, — ответил ему Маргуц. — Эту ночь ты отдохни, а завтра утром видно будет. 

На ночь они хорошо поужинали; приняли Уастырджи, как принято у нас принимать гостя. Утром Маргуц послал за своим конем. Привели ему невзрачного на вид коня. Уастырджи смотрит на него и говорит про себя: 

— Как этот невзрачный конь пойдет с моим конем, не представляю себе! 

— Хорошо было бы, если бы ты взял более проворного коня, — сказал он Маргуцу. — Ведь нам предстоит дальний путь, и он может не выдержать его. 

— Там, где он не выдержит, — ответил Маргуц, — я его брошу, расстанусь с ним. 

Оседлав своих коней, Уастырджи и Маргуц выступили в путь. 

Едут они степями, и Уастырджи замечает, что вокруг них летают всякие удивительные золотокрылые птицы. 

— Что мы можем захватить с собой удивительнее этих птиц? — спросил Уастырджи Маргуца. 

— Оставь их пока в покое! — ответил тот. — Они будут на месте, когда мы поедем обратно, и, если они нам будут нуж-ны, мы захватим их с собой. 

Едут они дальше по своей дороге и доезжают до берега большой реки. Им нужно было переехать на другой берег. Уа-стырджи охватила тревога: «Ну, мой конь крылатый, он перейдет через реку, — думает он про себя, — а как перейдет через нее конь Маргуца?» 

Уастырджи и Маргуц въехали на своих конях в реку. Коню Уастырджи вода доходила до щиколоток, а коню Маргуца она не замочила и копыт. Так они переправились через реку. 

Уастырджи был удивлен и подумал про себя: «Наверное, он какой-то необыкновенный человек!» 

После того как они переехали реку, Маргуц предупредил Уастырджи: 

— До той страны, куда мы направляемся, сейчас дойдет слух, что едет Маргуц. Именитые люди оседлают своих коней, выедут навстречу в большом количестве и всем войском станут вокруг меня. Они захватят с собой большую золотую чашу, полную ронга, и поднесут ее мне. Я приму ее и произнесу тост-моление, а затем передам чашу с ронгом тебе; дальше же все зависит от тебя самого и твоего мужества — уноси ее! 

После этого они снова пустились в дорогу. Едут они, едут степями, смотрят и видят, что вдали степь вся покрылась людьми и конями. Что и говорить, Уастырджи и Маргуц доехали до них. Маргуцу, не слезая с коней, поднесли чашу с рон-гом. Он произнес, как положено, тост-моление, а затем передал чашу Уастырджи. Тот принял чашу и выпил ее, будучи вер-хом на коне; затем, повернув своего коня, ускакал. Встречавшие Маргуца люди хотели было преследовать его, но Маргуц остановил их, сказав: 

— Да будет со мной милость ваша, не преследуйте его! Я не знал, что он такой взбалмошный гость, иначе я не передал бы ему чашу. Предоставьте его своей воле. Если я его догоню, то чашу вашу верну вам обратно. 

Они сказали ему: 

— Что делать! Такие гости никогда от нас не спасались; но вз уважения к тебе мы не бросимся в погоню за ним. Пусть уезжает! 

Они и Маргуц поблагодарили друг друга и разъехались в разные стороны. 

Маргуц нагнал Уастырджи на берегу большой реки. 

— Я удивлен! Сколько я ни странствовал по свету, никогда не встречал среди земных людей такого прославленного, как ты! 

Едут они по своей дороге дальше. Уастырджи захватил с собой тех золотокрылых пернатых столько, сколько хотел; забрал с собой и золотую чашу. Прибыли они в дом Маргуца. Что и говорить, Маргуц обходительно принимал Уастырджи как своего гостя трое суток, а затем Уастырджи собрался уезжать. Маргуц оседлал своего коня и проводил его до одного кургана. Он пожелал Уастырджи счастливого пути, и они разъехались. 

Отъехав на значительное расстояние, Уастырджи спохватился и сам себе сказал: 

— Умереть бы мне! Ведь я не спросил его, что случилось с его носом. 

Он повернул коня своего обратно и около одного кургана нагнал Маргуца, совершавшего намаз. Маргуц встал и спро-сил Уастырджи: 

— Что случилось, гость мой? Что с тобой? Ни ты у нас ничего не забыл, ни мы у тебя ничего не забыли, почему же ты вернулся обратно? 

Уастырджи объяснил ему: 

— Я вернулся к тебе вот почему: ты должен мне сказать, что случилось с твоим носом. 

— Зачем ты меня об этом спрашиваешь? — сказал Маргуц. — Уехал бы себе! 

— Никак нельзя иначе, ты должен мне об этом сказать! 

У Маргуца не было иного выхода, и он сказал Уастырджи: 

— Что делать? Нос мой различал дурной запах. В одну ночь я возвращался домой с балца, и нос мой почуял дурной запах. Я сказал сам себе: «Что-то случилось с моей женой, иначе был бы виден свет!». Приехав домой, я слез с коня своего, застал жену свою спящей и убил ее. Потом осмотрел все, и оказалось: рядом с ней спала кошка, больше никого не было. Поэтому я рассердился, отрезал свой нос и похоронил его со своей женой. 

— Где она похоронена? Покажи мне это место! 

— Она похоронена вот в этом кургане! 

— Выкопаем ее! — сказал Уастырджи. — Кости доброй женщины тоже что-нибудь да значат! 

— Не проси меня об этом! Не причиняй мне боли второй раз! 

— Никак нельзя, я должен видеть хотя бы ее кости! Ничего не оставалось делать. Выкопали гроб, вынули его и поло-жили на землю. Открыли крышку гроба. Уастырджи взял нос Маргуца и положил его отдельно; затем он опустил руку свою в карман, достал шелковый платок, провел им по женщине, и она ожила. 

Затем Уастырджи приложил нос Маргуца к месту, где он был раньше, провел по нему платком, и нос стал таким же, как прежде. 

Маргуц пал перед Уастырджи на колени и сказал: 

— Ты — ангел, а я этого не знал! 

Маргуц крепко поблагодарил его, а затем спросил его: 

— По какой причине ты меня разыскал? 

Уастырджи передал ему разговор своих жен, рассказал, как одна из них отозвалась о Маргуце. Маргуц сказал ему на это: 

— Та, которая сказала обо мне другой твоей жене, — моя дочь; когда она овдовела, я выдал ее в другое место, а оттуда она попала в твои руки. Отпусти одну из них, так как две жены — зло для человека. Я не предлагаю тебе, чтобы ты задержал мою дочь; на этот раз она направила тебя на доброе дело, по в следующий раз может направить и на злое. 

Уастырджи и Маргуц разъехались по своим домам, и Уастырджи оставил себе женой дочь Маргуца, а другую отослал к ее родным, развелся с ней. 

 

К оглавлению


Архив публикаций
  Мая 2020
» Соотношение понятий Æгъдау, религия (дин), вера во внутриосетинской дискуссии
  Июля 2019
» Открытое обращение представителей осетинских религиозных организаций
  Августа 2017
» Обращение по установке памятника Пипо Гурциеву.
  Июня 2017
» Межконфессиональный диалог в РСО-Алании состояние проблемы
  Мая 2017
» Рекомендации 2-го круглого стола на тему «Традиционные осетинские религиозные верования и убеждения: состояние, проблемы и перспективы»
» Пути формирования информационной среды в сфере осетинской традиционной религии
» Проблемы организации научной разработки отдельных насущных вопросов традиционных верований осетин
  Мая 2016
» ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
» НАРОДНАЯ РЕЛИГИЯ ОСЕТИН
» ОСЕТИНЫ
  Мая 2015
» Обращение к Главе муниципального образования и руководителям фракций
» Чындзӕхсӕвы ӕгъдӕуттӕ
» Во имя мира!
» Танец... на грани кровопролития
» Почти 5000 граммов свинца на один гектар земли!!!
  Марта 2015
» Патриоту Алании
  Мая 2014
» Что мы едим, или «пищевой терроризм»
  Апреля 2014
» ЭКОЛОГИ БЬЮТ ТРЕВОГУ
  Августа 2013
» Хетӕг Ирыстонмӕ цӕмӕн лыгъд?
» Кто такие нарты?
» Ды хъæздыгдæр уыдтæ цардæй
» ДЫУУӔ ИРӔН ЙӔ ЗӔРДӔ ИУ УЫД
» ПОМНИТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ...
» ТАБОЛТЫ СОЛТАНБЕДЖЫ 3АРӔГ
  Июля 2013
» «ТАМ ПОЙМЕШЬ, КТО ТАКОЙ»…
© Iriston.com